Зять объедает семью?

— Представляешь, захожу вчера на кухню вечером — зять сидит за столом, ест, — рассказывает сорокавосьмилетняя Лилия. — Времени десятый час вечера, можно бы уже и не набивать желудок на ночь, но это ладно. Купил кусок сыра, с полкило, наверно, отрезает от него ломти и жует! Прямо так, без хлеба, без ничего наворачивает! Хотите, говорит, сыра, Лилия Константиновна? Я ему говорю — Сереж, мол, ну кто же так делает? Возьми, приготовь себе пару бутербродов тогда уж, поешь нормально. А он мне — а я хлеба не хочу! Без него вкуснее!..

— Лиль… Ты так рассказываешь, как будто он черную икру ложкой ест без хлеба, а не несколько ломтиков сыра себе отрезал…

— А я не удивлюсь, если он и икру ложкой наворачивать начнет! — запальчиво отвечает Лилия. — Человек абсолютно без тормозов каких-то в плане питания! Как так можно! У меня в голове не укладывается!..

…Зять появился у Лилии сравнительно недавно — полтора года назад дочь Алена вышла замуж. Живут молодые пока вместе с родителями — ждут, когда достроится их квартира. Снимать жилье с самого начала всем показалось нелогичным: и денег, в общем-то, жаль, и в родительской квартире места более чем достаточно. Детей у молодых пока нет, все в семье целыми днями работают, домой приходят поздно вечером — неужели не уживутся? И молодые, и родители — люди позитивные, активные, воспитанные, делить им нечего. И зять Лилии, в общем-то, нравился с самого начала.

Но вот незадача — Лилию ужасно раздражает то, как зять питается. Она в шоке и от того, СКОЛЬКО он ест, и от того, КАК, и от того, КОГДА… При том, что зять нормально зарабатывает и питается на свои, все скандалы и недопонимание у них — из-за еды.

— Извини, но я тебя не понимаю! — говорит Лидии подруга. — Тебе еды жалко, что ли? Но ведь не война, не последний кусок! Достаток у вас в семье вполне нормальный — четверо работаете, все на хороших работах, иждивенцев нет. Не голодаете уж точно. Ну сколько может стоить полкило сыра, даже очень хорошего? Неужели прямо так ощутимо для бюджета?..

— Понимаешь, он не ест, а жрет! — горестно вздыхает Лилия. — Я не люблю этого слова, никогда так не говорила про людей, но это так! Метет все подряд, не оглядываясь вокруг! Никогда не спросит, а все ли ели, может запросто найти вечером в холодильнике полсковородки жареного мяса и съесть в один присест.

— Мясо любит, значит?

— Не то слово… И не только мясо. Может ночью встать, залезть в холодильник, пожарить себе яичницу из пяти-восьми яиц. Первое время я даже пугалась — соберусь что-нибудь готовить, точно знаю, что были яйца, много. Полезу — и нет ни одного! Думаю уже, может, у меня с головой что-то не то? Ну куда они делись? Нельзя же за один присест съесть без малого десяток яиц? Оказывается, можно… Но мясо, это да, страсть. Гарниров вообще не признает, может положить себе в тарелку пять-шесть котлет! И искренне не понимает, а что не так?

— Слушай, ну он мужик все-таки. Бывший спортсмен, гора мышц. Ему надо питаться, наверно, не так, как девочке. Просто Аленка у тебя малоежка, и ты сама вечно на диете. Поэтому тебе, наверно, странно это все…

— У меня муж — тоже не задохлик так-то! Высокий мужчина, спортом занимался в юности, но мы никогда такими порциями не ели! Я даже не знала, что так можно! Шесть мясных котлет — это на семью из трех человек на два раза! А Сережа может съесть их за чаем и не заметить!..

…Сергей искренне не может понять претензий своей новоиспеченной тещи. Парень он не хитрый, не жадный, еду не прячет. Помимо того, что вкладывается в семейный бюджет, постоянно покупает и приносит к столу какие-нибудь деликатесы, угощает всех. В последнее время решено, что они с женой будут питаться отдельно, на свои. И готовит Сергей на них с женой сам, чтобы не затруднять Алену. Но теща все равно недовольна.

— Дело не в деньгах абсолютно! — сердится Лилия. — Мне не жалко продуктов. И не трудно готовить это злополучное мясо. Но просто… неужели зять не понимает, что это вредно, так есть?

Сергей, конечно, не может тещиного недовольства не замечать. Даже когда Лилия сдерживается и ничего не говорит.

— Ну не могу я есть каши и бульончики, — пожимает плечами Сергей. — То есть могу, но мне от них ни жарко, ни холодно. Не наедаюсь я так!.. Я очень рад за тестя, что ему достаточно горстки крупы и веточки укропа. Мне — не достаточно! И я не понимаю, почему я не могу сесть и нормально поесть, без укоризненных взглядов и тяжелых вздохов. Ну неужели я себе на кусок мяса не заработал? Дефицита нет, продуктов в холодильнике достаточно, никто не голоден. Не понимаю, в чем проблема?

Конечно, наверно, это было ошибкой с самого начала — жить вместе с родителями, рассуждает Сергей. Но теперь уже съезжать как-то глупо. До получения ключей осталось совсем немного, несколько месяцев, может, полгода. Нет смысла уходить на съем.

— За полгода он просто сожрет нас с потрохами, — невесело шутит Лилия. — Честно говоря, боюсь уже дочь и отпускать с таким мужем. Как они жить-то будут?…

***

Как считаете, кто в этой семье выглядит более некрасиво — теща, причитающая в очередной раз над пустыми сковородками и считающая куски в чужом рту, или зять, метущий все, что не приколочено?

Может, у тещи отклонение какое-то? «Пунктик» на этой несчастной еде? Ну ведь тетка сорока восьми лет не голодала, без хлеба не сидела, да и сейчас живет «выше среднего». Но для маразма вроде бы еще рановато…

А может, в вашей картине мира это зять нездоров? Если есть отклонение, то это у него. Теща права, нельзя столько жрать. Сергею надо учиться ограничивать себя. Соблюдать режим питания, разнообразить меню, есть больше овощей…