Звонок

Телефонный звонок «разбил» тишину, заставил Лиду вздрогнуть. Только что улеглась, почти засыпала. И вдруг зазвонил телефон. Хоть и был у нее мобильный, но дома по старинке стоял стационарный телефон. Еще с детства привыкла к его дребезжащему звонку и его неизменному месту на тумбочке в прихожей.

Лида, путаясь в ночнушке, включила в прихожей свет и сняла трубку: — Алло.

— Привет, Лапина! Узнала? – услышала Лида мужской бодрый голос на другом конце провода.

Лиде показалось, как будто она перенеслась на семнадцать лет назад и вновь учится на пятом курсе. Конечно, она узнала этот голос. Узнала бы даже через тридцать лет. Это был Петька Румянцев – ее однокурсник.

— Привет, Петя! А чего так поздно? – спросила Лида, как будто и не было этих семнадцати лет, как будто они только вчера расстались, а сегодня он позвонил. Она сама понимала, что вопрос глупый, но так получилось: реакция на звонок.

— А ты чего, спать что ли легла? Ну, ты даешь Лапина! Время-то детское!

— Да я еще не сплю.

— Ну, понятно. А я тут проездом из Питера. Самолет задерживают, вот и застрял тут у вас на несколько часов.

— Хм, «у вас», — передразнила Лида, — можно подумать, ты никогда не жил в этом городе. Ты же родился здесь, школу окончил и институт.

— Это все так. Но сама понимаешь, столько лет прошло, как уехали с родителями отсюда. И вот сегодня, представляешь, попутным ветром занесло к вам. И я подумал: а дай-ка наберу номер телефона Лиды Лапиной, — вдруг он еще существует, вдруг номер тот же и ты в той же квартире. И тут ты отвечаешь, — чудеса просто!

— Да, и номер тот же, и квартира та же. А как ты номер телефона-то сохранил?

— Я его не сохранял, — вдруг серьезно сказал Петр, — я его помнил наизусть.

Сердце Лиды учащенно забилось, она почувствовала, как подошел ком к горлу. Услышать от Петьки, который ей нравился, что он помнит номер наизусть, — это уже многое значит. Тогда, в студенчестве, шутили, хихикали, а ведь на самом деле нравились друг другу: была симпатия.

Только чего-то не хватило, чтобы попробовать хотя бы проверить свои чувства. И сегодня, через семнадцать лет, услышать голос, который показался родным, — для Лиды это было невесомое состояние.

— Да, — продолжал Петр, — наизусть помню твой номер; ты же знаешь, что у меня всегда была отличная память на цифры.

Лида, услышав про хорошую память, сникла: «Мог бы сказать, что просто хранил в памяти мой номер телефона» — подумала она.

— Ну, как живешь, Лапина? – вновь услышала Лида бодрый голос Румянцева.

— Хорошо живу, работа хорошая, денежная, а главное – нравится. А ты как?

— Ты же знаешь, я, как устроился в ту компанию, так и работаю, уже коммерческий директор. Ну, а настроение-то у тебя как?

— Да нормальное настроение, концерт вон по телевизору идет.

— А-аа, концерт – это хорошо, — задумчиво произнес Петр.

— Ну, а ты чего звонишь-то? Что-то спросить хотел? – поинтересовалась Лида, в надежде, что Петр сейчас скажет что-то очень важное.

— Так самолет задержали, — я же тебе говорил, вот и звоню. Хотя, нет, хотел спросить…

Лида снова заволновалась, прижав трубку к уху. Но на другом конце провода повисла тишина.

— Алло! – не выдержала Лида.

— Да-да, я здесь, — откликнулся Петр.

— Ты что-то спросить хотел.

— Ну, да, спросить.

— Ну, так спрашивай, зачем-то же ты позвонил, — стала говорить наводящими фразами Лида.

— Так, что же я хотел спросить, — снова задумчиво произнес Петр, — А! Вот что хотел спросить: слушай, а ты не знаешь, случаем, телефон Пашки Савельева?!

Лида прислонилась спиной к стене. Она молчала.

— Алло!

— Да, я здесь, — тихо ответила она, — Пашка, кажется, в Самаре живет, телефона не знаю.

— Да ты, что?! В Самаре! Сто лет его не видел и не слышал. Жаль, что телефона нет, а то бы позвонил ему. О! Посадку объявили, ну, бывай Лапина, полетел я. Будь здорова и не кашляй.

— И тебе не болеть!

— Да, мало времени, жаль… — с грустью сказал Петр. Будь счастлива, Лида.

— Что?! Что ты хотел сказать, Петя? – закричала в трубку Лида. Но в ответ услышала только короткие гудки.

Лида устало села на постель: — Позвонить через семнадцать лет среди ночи и спросить телефон Пашки Савельева, который ему и другом-то не было, — странно очень, — стала размышлять Лида. – Тогда не решился сказать и сейчас промолчал. И у меня не спросил, замужем или нет. Значит семья у него и все у хорошо.

Лида уткнулась в подушку, но звонок Петра столько сил у нее отнял, что она не смогла даже заплакать. И вдруг телефон снова задребезжал, ворвавшись в воцарившуюся тишину квартиры.

Лида поднялась и пошла к телефону: — Чудес не бывает, — подумала она, — Петька уже в воздухе, да и сказать ему нечего мне. Хватит на меня сегодня потрясений, — решила Лида и потянула за шнур, чтобы отключить телефон. Но рука сама потянулась к трубке:

— Алло…

— Лапина, ты еще не спишь? Это снова я, — услышала Лида голос Петра, — скажи, ты замужем?

— Нет, — сразу ответила Лида.

— Возьми ручку и листок и запиши мой мобильный.

Лида стала торопливо искать в тумбочке ручку с тетрадкой.

— Алло, Лапина, поторопись, а то самолет без меня улетит.

— Пишу, — стараясь казаться спокойной, отозвалась Лида.

— Записала? Давай проверим.

Петр еще раз повторил номер своего телефона. – А теперь свой мобильный скажи, — попросил Румянцев.

Лида четко произнесла каждую цифру: — Записал?

— Запомнил, а не записал. Ты же знаешь у меня память на твои телефоны особенная. Ну, теперь все, пора. Спокойной ночи, Лида!

— И тебе хорошей дороги! Созвонимся.

— Созвонимся… и встретимся, Лида!