О несостоявшемся знакомстве с синичкой из-за нескольких фраз, прочитанных в интернете…

Осенью на мой балкон постоянно наведываются синички. Обычно посидят снаружи на подоконнике, сердито почирикают и упархивают. Но в этом году одна рискнула залететь в щель стеклопакета.

Оглядевшись и обнаружив, что она попала в аццкое логово, птичка в ужасе ломанулась наутек — но, увы, мимо щели. Услышав звонкий тюк синицы о стекло, я подскочила за компом и, испустив радостный вопль, кинулась на балкон. Если вы думаете, что спасать бедную птичку — то фигушки!!!

Как и любая порядочная мать, я пользовалась каждым удобным случаем ознакомить ребенка с разнообразием животного мира и привить любовь к оному.

После веселой (по крайней мере, с моей точки зрения) десятиминутной беготни по балкону бедная синичка была изловлена и засажена в самую маленькую клетку для кроликов. В качестве компенсации за утраченную свободу ей были предложены мисочка с водой и кроличий корм (чем богаты, тем и рады!).

Увы, синичка не оценила мое гостеприимство и продолжала возмущенно требовать адвоката и Красную Книгу. Поставив клетку в уголок, я полезла в поисковик, чтобы узнать о прелестях содержания синиц в домашних условиях (хотя бы до возвращения ребенка из садика).

Одной из ссылкой на запрос «синица» вылетела оптимистичная пословица: «Лучше журавль в небе, чем синица с птичьим гриппом в руках».

— Ой, — сказала я, припомнив, что нынче как раз осень, миграция диких птиц и соотвественно вспышка смертоносной эпидемии. Следующая ссылка гласила: «…переносчиками птичьего гриппа в городе являются воробьи, голуби, синицы и прочие мелкие пернатые…»

Третья добила меня окончательно: «около 10% диких синиц заражены клещевым энцефалитом»… Я обернулась и подозрительно поглядела на синицу. Та, нахохлившись и облившись водой из поилки, старательно изображала последнюю стадию гриппа, энцефалита и заодно чумы.

Да ну нафиг такую живую природу, подумала я и, взяв клетку, пошла на балкон. В конце концов, на синиц можно и из-под дерева посмотреть, в марлевой маске! Почуяв свободу, синица воскресла и снова начала бросаться на прутья. Сунув руку в клетку, я прижала синицу к углу.

Ходячая инфекция тут же впилась мне в палец, как изголодавшийся бультерьер, и глухо заорала, страшно вращая глазами.

«Интересно, переносят ли синицы бешенство?!», всерьез задумалась я, тряся рукой за краем балкона. Синица еще немного поболталась на пальце, но потом все-таки отлепилась и сиганула вниз, распевая на лету победную песнь.

Ребенку я о ней даже не стала рассказывать. Во-первых, обидится, что не дождалась его, во-вторых, боюсь утратить свой авторитет.

Источник