Женщина в черном

Была в нашей комнате женщина в черном. Она не то чтобы постоянно носила черный брючный костюм, а именно жила в нем. Вечером ложится спать – лезет на кровать в костюме. Кстати, кровать ее была над Натальей, и тоже затянута шторкой.

Только Аня пошла дальше: она занавесилась тряпками со всех четырех сторон и сделала из своей постели что-то вроде халабуды.

Никто никогда не видел ее в ночнушке, футболке или пижаме. Утром слазила она с кровати уже одетой. Так же ходила в душ. В саму кабинку заходила в пиджаке и брюках, в них же выходила.

Костюм ее был засаленный и дурно пах. В районе талии просматривалось утолщение, как будто под пиджак поддет широкий объемный пояс. Особо наблюдательные из нас говорили, что у нее там кармашки, а в них — пачки купюр.

На кровать свою, на второй этаж, она взгромоздила три шелестящие клетчатые сумки, с какими базарные барыги ходят, и спала среди них (одетой?).

Аня была некрупной, но и кровати общажные не особо широки, так что непонятно, как четыре этих тела размещались там. C двумя сумками она не расставалась, а третью, самую большую, закидывала шмотками, когда уходила.

Однажды я пришла в неурочный час с работы и вижу: третья сумка стоит на полу приоткрытая, Аня со страстным видом копошится в ней. Нужно ли говорить, что от сумки шел запах? Увидев меня, она вздрогнула, загородила сумку своим телом, и, перемещаясь бочком, закрывала ее, пока я не прошла мимо.

Потом быстро застегнула и с невероятной ловкостью втащила на второй этаж под шторку. На полу остался песок (он потом скрипел под ногами) и белая сыпь, похожая на перхоть.

Что там было? Засушенный труп младенца или обычное тряпье? Спросить ее было нельзя. Иногда Аня заговаривала приветливо, могла даже переброситься парой-тройкой фраз, но на следующий день уже не здоровалась, так что и я в конце концов перестала ее замечать.

Когда человек гуляет с сумками, как с детьми, это странно, но все-таки можно понять, но когда он путешествует с ними в туалет и душ, это становится подозрительным. Народ в общежитии глазастый, все подмечает.

Люди начали роптать: что за существо такое живет среди нас, что за сумки? Безопасны ли они? Прозвали женщину Сумчатой. Но поскольку сумок своих она нигде без присмотра не оставляла, то придраться и выселить ее администратор не могла.

Жаловались, что Аня плохо пахнет, а она: «Я моюсь». И действительно, нельзя сказать, что не ходит в душ.

Никто не знал, где Аня работает и работает ли вообще. Но за общежитие платила без задержек и питалась едой из магазина. Я однажды попросила у нее соли, она сказала, что соли не держит, потому что покупает все готовое.

Смотрю на кухне: ест Доширак и всякие супчики из пакетиков. Ставит свои сумки на подоконник, чтобы перед глазами были, вскрывает коробочку, заливает водой из чайника, что-то там помешивает и хлебает. Так и ела зачастую, сидя на подоконнике, к сумкам поближе.

Часа в три дня она обычно куда-то собиралась. Одну сумку брала в руки, вторую укладывала в большой рюкзак, взваливала себе на спину и шла на улицу. В любую погоду: дождь, снег, метель, мороз, — мы видели, как Аня бродит вокруг общежития.

То по улице близлежащей пройдется, то в переулок свернет, но всегда где-то рядом. Когда рука устанет тащить сумку, она берет ее на ручки, как ребеночка, да так и ходит, баюкая. Наши женщины идут с работы, дивятся.

Прогулки ее продолжаются допоздна – пока в общежитии не погаснут все окна. Тогда Аня прокрадывается в комнату; шелестя, втаскивает свои сумки на постель, тщательно занавешивается тряпками и засыпает. Громко храпит. Ольга просыпается и, обозлившись, бросает в нее тапком.

И хоть все ее поступки намекали на то, лицом она не выглядела сумасшедшей. Взгляд осмысленный, грустный, лицо постаревшей учительницы. Я как-то спросила: «Вам не страшно ходить так поздно одной»? – «А что делать? Душно здесь, Юля».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x