Жена-уборщица. Мужу должно быть стыдно?

— Таким, как мой зять, вообще надо запретить жениться! — ворчит знакомая пенсионерка. — Семью завел, детей настругал, а вот о том, что их кормить надо, не подумал! Жена в декрете года не отсидела, отправил работать. Да ладно бы еще на нормальную работу, а то — полы мыть, виданное ли дело… Как самому-то не стыдно!..

Семья у дочери Татьяны — самая что ни на есть среднестатистическая: муж, ребенок, ипотека. Ребенку только недавно исполнился год, и Таня пока в декрете.

Денег до недавнего времени катастрофически не хватало. Ипотеку в свое время брали с нуля, практически без первого взноса, поэтому выплаты по ней сейчас ого-го, две трети зарплаты мужа. Но жить где-то надо, и лучше уж отдавать деньги за свое жилье, чем платить за аренду в никуда.

Когда эпопея с ипотекой только начиналась, расклад был совсем другой: и Татьяна работала, и у мужа были левые заказы. Тогда казалось — дальше будет только лучше.

Но все пошло не по плану — наступила беременность, которую планировали вообще-то лет через пять, мужнины халтурки накрылись, и другой подработки найти не удалось, к тому же определенные деньги пришлось потратить на роды и на ребенка… в общем, жизнь внесла коррективы.

Но Татьяна с мужем не жалуются.

Вот уже месяц, как Таня, чтобы поправить финансовую ситуацию в семье, устроилась работать уборщицей в расположенный рядом с домом полуподвальный магазинчик одежды. Убирается два раза в день — рано утром и днем, во время сна ребенка.

С ребенком в это время сидит Танина мама, она живет неподалеку. С годовалым внуком ей водиться тяжело, и просто так сидеть с ним она бы не взялась, мол, рожали для себя; но со спящим, так уж и быть, находиться согласилась — хотя без особого восторга и с кучей условий.

Если категорически не получается ребенка уложить — пару раз такое бывало — малыша сажают в коляску, и мама Тани прогуливается с ним вокруг магазина, пока Таня моет. В общем, выкручиваются, как могут.

Таня своей работой вполне довольна: четко фиксированного времени прихода-ухода нет, главное — сделать дело, убраться за день два раза. Площадь не такая уж большая, покупателей тоже не толпы. Утром Татьяна моет тщательно, а вечером — просто быстренько все протирает, и все довольны. То есть не перерабатывает.

На дорогу опять же не тратится — ни времени, ни денег, все под боком. Непрестижно, да — так зато и ответственность минимальная. Ну и, конечно, есть зарплата, которую платят два раза в месяц, и ради которой все и затевалось.

Деньги небольшие, для кого-то так просто смешные. Но для Татьяниной семьи, в их ситуации — существенные. Сразу вздохнули с мужем. И настроение стало лучше, и жить проще. Нет, все-таки работать — было правильным решением.

И все бы хорошо, только вот окружающие…

Честно говоря, круг общения у Тани, в связи с рождением ребенка, далеко не самый широкий. Мама, тетя, пара таких же подруг во дворе с детьми, с которыми год вместе проходили с колясками. Конечно, все знают, что Таня теперь работает. И все, как одна, округляют глаза:

— Уборщицей??? В магазине??? С двумя высшими образованиями? С ума сойти!!!.. нууу… конечно, если тебя все устраивает, дело твое, но… А муж что говорит?..

Татьяну эти разговоры начинают выводить из себя.

— Как мужу-то не стыдно? — в один голос твердят все. — Он, значит, в семь вечера уже с работы идет и на диван садится, а жена уборщицей работает?? Да какой он после этого мужик? Должен был найти подработку сам, если такая уж ситуация возникла. Но жену отправлять ведра таскать и тряпками махать — последнее дело…

Особенно недовольна Танина мама — но это и понятно. Если бы подработку или вторую работу нашел Танин муж, сидеть с ребенком бабушке бы не приходилось. А так вот нужно помогать, хочешь-не хочешь.

Отказать дочери неудобно как-то, будучи на пенсии и проживая по соседству. Поэтому мама сейчас во всем винит зятя — семью создал, мол, ребенка настругал, нищеброд, а обеспечить не может!

Таня, конечно, маму успокаивает — решение работать принадлежит ей. Допустить, чтобы муж корячился на двух работах, приходил домой за полночь и не видел ребенка неделями, она не хочет. Потом, такой напряг тоже чреват для здоровья, а муж у Тани один. Хотя бы из тех соображений, что он платит ипотеку, надо его поберечь. Свалится муж — и что с ними будет?

А работать уборщицей Татьяне совершенно не трудно. Ну дома же полы моют все? какая разница? К тому же работает она, так сказать, по устной договоренности, в трудовой эта «позорная» должность не отразится, официально Таня сейчас экономист-аналитик, туда и вернется после декрета… А лишняя копейка в месяц их ой как выручает.

Но если недовольство мамы все-таки можно понять, то презрительное отношение подруг как-то не укладывается в голове. Все просто в один голос твердят, что Танин муж — подлец и сволочь, ибо подобную ситуацию в своей семье может допустить только сволочь и подлец.

— Мой бы лучше ночами вагоны грузил! — с патетикой в голосе восклицают танины подруги. — Но допустить, чтобы Я! горбатилась! с тряпкой! — да ни за что!!

Впрочем, их мужьям вагоны грузить по ночам без надобности, у обеих пар, надо ж так, свое жилье — немудрящее, но без ипотеки. Мужья спокойно работают, жены сидят в декрете, зарплаты вполне хватает, и все счастливы. Можно осуждать таких, как Таня.

А Таня где-то в глубине души стала уже сомневаться — а может, действительно, муж ее, как бы это сказать, не прав? Может, ему наплевать и на нее, и на ребенка, если он допустил такую ситуацию?

И ведь не протестует, даже на словах. Молча скушал. Смотрит, как Таня каждое утро встает в шесть и бежит в магазин, и хоть бы хны…

Другой бы, может, ужом извернулся, да нашел какой-никакой выход, чтоб жена спокойно отсидела в декрете — ну еще хотя бы год, что ли. А этот — повернулся на другой бок да храпит, ему вставать не скоро… Таня гонит подобные мысли из головы изо всех сил, но они возвращаются…

…Оно, конечно, понятно, что все работы хороши, и все законные способы зарабатывания денег нормальны.

Но, действительно, а как ситуация выглядит со стороны мужчины?

Мужу Татьяны должно быть стыдно, что жена в уборщицах, а ребенок с тещей, которая едва сдерживает эмоции по этому поводу?

«Нормальный» муж подобной ситуации бы не допустил?

Или все правильно?