Жадность — всякому горю начало

Я уже 10 лет живу в бабушкиной квартире. Сделала там ремонт, в ней родились мои дети. Бабушка всегда говорила, что оставит квартиру мне. Было неловко заводить разговор о официальном оформлении этого обещания, а бабушка всё откладывала визит к нотариусу.

Помимо моей мамы у бабушки есть ещё сын, мой дядя. Он знал о планах бабушки относительно недвижимости и, при жизни бабушки, не был против. Последнее время бабушка сильно болела, совсем не ходила. Иногда дядя приезжал подменить меня у постели бабушки.

В конце концов, её пожилой истощённый организм не справился с пневмонией.

Похоронив бабушку, мы с мамой отправились к нотариусу, чтобы мама написала отказ от наследства в мою пользу. Позвонили дяде, он обещал подъехать позже.

Придя к нотариусу мы с мамой были в шоке. Как оказалось, квартира бабушке не принадлежит. В один из приездов к бабушке , дядя привёз с собой нотариуса и бабушка написала дарственную на дядю.

Я поехала к дяде, но он даже не пустил меня на порог своего дома. Через дверь мне было сказано что у меня есть неделя, чтобы освободить квартиру.

Приехав домой, я начала искать съёмную квартиру и потихоньку собирала вещи. У нас с мужем были кое-какие накопления, их должно было хватить на первоначальный взнос по ипотеке.

А мама этого так не оставила. Она подала в суд на своего брата и выиграла дело, дарственную отменили, так как бабушка принимала сильные обезболивающие лекарства, и дядю обязали выплатить маме половину стоимости квартиры.

Квартиру продали, деньги поделили. Мама отдала свою часть средств мне и мы купили квартиру.

С тех пор прошло 5 лет. С семьёй дяди мы не общались. На днях позвонила моя двоюродная сестра и позвала меня на похороны дяди.

Она рассказала, что получив деньги от бабушкиной квартиры, дядя ушёл в загул. Из-за этого его выгнали с работы и он начал пить. И допился — зимой уснул в сугробе и не проснулся.

Правильно говорят: жадность — всякому горю начало.