— Здесь нет ничего твоего! — кричала жена брата

Так получилось, что наши родители рано нас оставили. Я тогда училась в институте, брат заканчивал аспирантуру.

У брата была только я, у меня — только он. Конечно, я знала, что со временем это изменится — он женится, я выйду замуж. Но тогда мы были наедине со своим горем.

Я вышла замуж раньше, чем Андрей, мой брат, устроил свою жизнь. После свадьбы я переехала к своему мужу и пыталась найти общий язык с мамой мужа. У меня это получалось довольно неплохо — моя свекровь была довольно неплохой женщиной, без поехавшей крыши и анекдотических придирок.

Через год после моей свадьбы женился Андрей. Ну как — женился, начал жить с девушкой, впервые в жизни. Наше с ней знакомство было довольно невнятным — она тогда устроила брату жуткий скандал на тему: » Я должна быть главной женщиной в твоей жизни!»

Знаете, на это место я и не претендовала. Мне всегда казалось, что эти злобные посты на тему «золовка-змеиная головка», пишут глупые люди, которые не умеют разговаривать. Я всегда думала, что с женой моего брата я точно найду общий язык. Как же я ошибалась. Инна, девушка брата, была нормальной до поры до времени.

По мнению Инны, после её появления в жизни брата, я должна была сгинуть из его жизни. А перед тем как сгинуть — я должна была отписать на брата свою половину родительского имущества. Именно так думала Инна, девушка Ярослава, моего брата. В дальнейшем я буду называть её женой, ибо так удобней.

Инна, как она говорила, родом из хорошей семьи. Тогда она получала второе высшее образование, что позволяло ей не работать, задирать нос и смотреть на всех свысока. Тем более — на меня, недоучку, выскочившую замуж сразу после колледжа.

Своих детей Инна не хотела. Считала что рано. К моей новорожденной дочке она относилась довольно брезгливо. Впрочем, я и не требовала с неё хорошего отношения. Я прекрасно знала, что люди бывают разные: есть те, кто любят детей, и те, кто считают детей наказанием.

Ярослав, глядя на меня, загорелся желанием иметь собственного ребёнка, но жена ему отказывала, под предлогом:

— Сначала мы купим квартиру, разменяв твоё наследство, а потом и о детях поговорим.

Ярик с Инной жили в родительской квартире и ни в чём себе не отказывали. У них было всё: отпуска, одежа, хорошая обувь — пока я сидела в декрете и не могла себе позволить лишнего.

Если меня и душила злоба, то немного: у нас с мужем была ипотечная квартира, а брат с женой жили на всём готовеньком.

Родительская квартира осталась нам на двоих. Именно поэтому я считала себя праве приходить туда тогда, когда я захочу. И предупреждать кого-либо о предстоящих визитах в собственный дом, я не была обязана. Пользовалась я этим правом довольно редко, только тогда, когда мне нужно было что-либо из вещей.

Да, я знаю — Вы сейчас возразите, что там живут брат с женой. Но всё дело в том, что Инна требовала с меня оплату коммунальных услуг за квартиру, в которой я не живу. Тогда её аргументация была такой:

— Раз ты тут прописана — плати!

Я платила, чтобы не расстраивать брата. А раз я плачу — то могу приходить, когда моей душеньке удобно.

Так получилось, что у нас с мужем начались проблемы в отношениях. Из-за его матери. Со временем она становилась всё хуже и хуже. К сожалению, я не соответствовала требованиям свекрови.

Она издевалась над моей дочкой и надо мной. У нас с мужем дело дошло до развода: я поставила его перед выбором — либо я, либо его мама. К сожалению, выбор он сделал в пользу своей матери.

Я с ребёнком вернулась жить в мой дом. Инна тогда жутко истерила: она привыкла быть хозяйкой в моём доме и настоятельно рекомендовала брату выгнать меня вон. Этого он не мог сделать при всём желании — я была собственницей половины квартиры, которую Инна привыкла считать своей.

В своём доме я стала парией — Инна постоянно кричала:

— Здесь нет ничего твоего! Здесь всё моё!

Услышав мой разговор с братом о размене квартиры, она рассвирепела:

— Это мой дом, не бывать такому! Припёрлась она тут, деловая такая, хозяйкой себя возомнила!

В очередной раз, когда Инна ни за что стукнула моему ребёнку, я сорвалась. Я сказала ей собирать вещи и уматывать из моего дома. Брат, услышав о случившемся, вздохнул с облегчением. Насколько я поняла, он давно пытался избавиться от надоедливой девушки.

Инна распускает обо мне сплетни по всем знакомым, обгаживает меня с ног до головы. А ведь, по сути, к ним с братом я не лезла, я просто вернулась домой!

И где правда? Моя? Или жены брата? Сколько людей, столько и мнений.