«Зачем столько нарожала?»

— Она просто не справляется уже! — вздыхает пятидесятилетняя Ольга Кирилловна. — Трое детей, друг за другом — это очень тяжело. У меня помогать с детьми возможности нет, у сватьи тоже — мы все работаем. Муж ее тоже только ночевать домой приходит. Я ей говорила — ну куда вам третий сейчас? Но меня, естественно, никто не слушает…

У дочери Ольги Кирилловны, Нины, трое детей.

Младшая дочка родилась только четыре месяца назад, старшему мальчику только — только исполнилось три года. И Нине сейчас очень непросто. Муж работает на полторы ставки, домой приходит только ночевать.

Бабушки сравнительно молодые, обе работают, и, хотя они забегают по очереди через день, помогают сходить в магазин, вынести мусор, погладить — проблемы это не особо решает. Дети еще совсем маленькие, Нина кормит грудью, и о том, чтобы оставить малышей на кого-то на долгое время, речи пока не идет.

Кажется, у Нины сейчас что-то типа затянувшейся послеродовой депрессии.

С какой-то стороны, это и понятно — люди и с двумя-то погодками, бывает, света не видят — а у Нины их трое, мал мала меньше. У каждого свой режим, свой характер, свои особенности. Последняя беременность к тому же выдалась непростой, здоровье основательно трещало по швам, пошли осложнения на почки и всякие другие неприятности.

— Ну а что вы хотите! — разводила руками участковый гинеколог. — Организму надо давать восстановиться! Третья беременность подряд — это очень непросто… Вам лежать надо, отдыхать, а вы двоих малышей таскаете… ой, не знаю, чем вы думаете вообще…

Честно говоря, дела со здоровьем у Нины всю беременность были даже еще хуже, чем могла предположить врач.

«Ложиться на сохранение» Нина не хотела, поэтому старательно скрывала симптомы, не предъявляла жалоб, постоянно «забывала» сдать анализы перед приемом. В итоге младшая дочь родилась на месяц раньше срока, после родов несколько недель находилась на выхаживании в стационаре.

И до сих пор ребенок остается проблемным: стоит на учете у невролога, плохо набирает вес, спит только на руках — одного только такого младенца иным матерям хватает, чтобы дойти до нервного срыва. А у Нины еще двое старших, которые сами-то еще малыши…

К тому же проблемы со здоровьем после беременности у Нины на этот раз никуда не делись. Но сейчас на себя решительно нет ни времени, ни сил. Нина утешается тем, что прошло еще очень мало времени после родов. Все устаканится позже…

Нина очень старается быть хорошей мамой. Но получается плохо. Дети у нее диковатые. Плохо говорят, плохо дружат с горшком, абсолютно не слушаются. Дома почти постоянно бардак, вывороченные шкафы и горы игрушек на полу, которые Нина привычно перешагивает с младенцем на руках. От всего от этого настроение у Нины постоянно подавленное.

Немного согревают и приводят ее в себя лишь мысли …о четвертом ребенке.
Этого никто не понимает, ни родственники, ни другие окружающие, многие из которых, в общем-то, тоже имеют по несколько детей и поддерживают идею многодетности — но не в таких же обстоятельствах!

Особенно разговоры о четвертой беременности приводят в шок Нинину маму. Она очень любит детей, радовалась рождению старших внуков, поддерживала Нину во время третьей беременности, и сейчас помогает, как может — и деньгами, и физически, после работы.

Но ведь каждому трезвомыслящему человеку понятно, что именно здесь и сейчас — не до нового ребенка. Нет ни здоровья, ни финансов, ни сил, ни настроения. Одно голимое желание «иметь еще ребенка», но зачем?

Надо «доводить до ума» старших детей, они ох как этого требуют. Пожалеть немного и себя, и мужа. Потом, куда спешить? Нине с мужем нет еще и тридцати, и, если так уж хочется еще детей, вполне можно будет вернуться к этому вопросу лет через пять-семь. А можно и не возвращаться. трое в наше время — это уже куда как много. К тому же дети разнополые, что еще нужно-то?..

Но Нина твердит как заведенная — дети, мол, это счастье, как можно их не хотеть? В любых обстоятельствах. Муж Нины не то что двумя руками «за», но как бы сильно и не против — «если ты хочешь, давай».

Конечно, Нина уже взрослая, и вполне вольна поступать так, как хочет. Но равнодушно смотреть за тем, как дочь буквально загоняет себя, Нинина мама тоже не может. К тому же, не дай Бог что с дочерью, что будет с детьми?

К психологу или даже к психиатру? Но Нина считает себя абсолютно нормальной, только отмахивается и отшучивается от подобных предложений. К тому же она к терапевту-то выбраться не может, хотя уже ох как надо. Некогда ей время терять, да и денег нет. А главное — зачем? У нее все в порядке…

Что заставляет некоторых женщин рожать каждый год, вопреки всему и не глядя ни на что?

Идиотки? героини? Это лечится? Можно ли как-то воздействовать?