Зачем сестре доля в квартире, если у неё своего добра навалом?

У моей подруги Лизы погиб муж, одна с ребёнком она осталась. Есть у неё родня, конечно, но там такие родственники — хуже врагов. Услышала на поминках, как сестра её плачется. Услышанное возмутило меня просто до глубины души.

С трудом сдержалась, чтоб взашей её не выставить. Вот как эта мадам Лизу, сестру собственную, «поддержала»:

Ой, Лизка ещё при муже нам помогать не хотела. Задрав нос, заявляла:

— Мой муж женился на мне, а не на моей семье. Он не обязан вас содержать и вам помогать, если только сам не захочет. А просить его об этом я не буду.

Могла бы и нашептать ночью, довольному, что мол так и так, сестрёнке квартирку бы, да маме ремонтик небольшой.

Сама машины каждый год меняла, а старые на продажу. Конечно, сестре ведь не нужна машина, куда ей ездить? Я к ней тихонько подмазывалась, намекала:

— Машинку бы мне, я даже на не новую согласна. Дочку бы в садик возила, маму в поликлинику. Где машину взять, не подскажешь?

А Лизка мне отвечала:

— Ну, автокредит возьми. Или накопи, так даже лучше будет, проценты платить не придётся.

Хорошо другим советы давать о накоплении, если у тебя есть хахаль богатый, и стоит только пальчиком ткнуть, сразу всё купит.

У мужа сестры, помимо дома в котором они жили, ещё 3 квартиры в собственности было. Мы с мамой подумали и решили: а не жирно ли им на двоих недвижимости осталось? Сейчас то не откажет, куда им столько?

А вот когда Лизкин муж ещё живой был, подговорила я маму, чтобы она аккуратно у неё квартиру для меня выпросила. Дак она собственной матери нахамила:

— Была у неё квартира — та, что от папы нам обоим должна была остаться. Где она? Вот то то и оно. Почему я наследие своего ребёнка разбазаривать должна?

А я что? Виновата что ли, что мой муж игроманом оказался? Пришлось продать квартиру, с долгами его рассчитаться. Обещал мне другую купить и пропал. Нет в этом моей вины. А то, что от папы квартира только мне досталась, а Лизка сама в права наследства не вступила.

Мы с мамой просто запамятовали ей об отце сообщить. Она как узнала, сразу примчалась, отсчитала нас, как школьниц. Заявила, что не по людски мы поступили. А с другой стороны, зачем ей доля в квартире на отшибе, если у неё своего добра навалом? Все они, богатые, такие: нахапать бы, да побольше.

Просила у Лизки операцию мне оплатить, по увеличению бюста. Не просто так, конечно, в подарок на день рождения. Глядишь, после операции и папу бы нового для дочки нашла. А она как давай надо мной ржать:

— Тебе это не поможет, в твоём случае только книги спасут. И то — не факт.

Я с ней вместе посмеялась, а мама мне потом только сказала, что Лизка меня так, по хитрому, глупой обозвала.

А как-то она со мной вообще год не разговаривала. Приехали мы на день рождения Лизкиного сына, да остались на пару дней, погостить. Она в салон уехала, свои 3 волосинки укладывать. А я подумала — чем я хуже?

Оделась покрасивше, да пошла к мужу её. Он меня мало того, что выгнал, дак ещё и жене своей рассказал, что я к нему приставала. Лизка меня выгнала тогда, прямо с моей дочкой на руках. А ведь это мог бы быть мой дом, если бы её покойный муж хоть немного разбирался в женщинах. Я ей так и сказала напоследок:

— Ты бы видела, как на меня твой муж смотрел.

А она мне:

— Видела. Как на умалишенную.

Жалко его, классный мужик был, всё при нём: красивый, богатый. За такого и замуж — хорошо, а вдовой остаться — ещё лучше. Повезло Лизке. Да только, не допросишься у неё ничего — уж больно жадная. Вот такая сестра у меня — как сыр в масле катается, а собственной семье помочь не хочет.

Вот честное слово, я бы на месте Лизы, гнала такую родню поганой метлой куда подальше. Как она их терпит? Ещё и общается после всего, что ей сестра сделала?