«Я беременна, у меня будет ребёнок. А этого можешь оставить себе»

Вера, моя младшая сестра, с детства была несерьёзной, с ветром в голове, девушкой. Мальчики, помады и танцы — круг интересов у неё определился ещё в школе, и с годами туда добавился только алкоголь.

Пока я училась и из кожи вон лезла, стараясь закончить институт с красным дипломом, Вера ходила по клубам, баловалась случайными связями и появлялась дома от силы раз в неделю.

Мама всегда пророчила Вере «большое будущее» — охмурить мужчину побогаче, тем самым, хорошо устроиться в жизни. Вера мамины настояния впитывала, как губка. Только с её образом жизни, случайная беременность была делом времени.

Я тогда только закончила институт и меня взяли на полную ставку в фирму, где я подрабатывала во время учёбы. А Вера, учась на третьем курсе, взяла академический отпуск из-за беременности.

Как ни странно, от прерывания её отговорила мама. Жизнь Веры превратилась в ад: мама не упускала случая уколоть разочаровавшую её дочь побольнее. Ведь по её планам, Вера должна была «взять на пузо» какого-нибудь толстосума, а не залететь на студенческой вечеринке непонятно от кого.

«Непонятно кто» оказался довольно милым мальчиком Сашей, влюблённым в мою сестру с первого курса. Он был приезжим, из небогатой семьи, но с большими планами на жизнь. Естественно, на порог к ребёнку его никто даже не пустил.

Я сняла квартиру рядом с работой, и моя жизнь превратилась в дом-работа-дом, как и большинства людей на этой планете. Вера, придя в форму после родов, вновь отправилась на поиски богатой «каменной стены».

Задачу свою Вера выполнила — нашла «папика», готового забрать Веру в комплекте с её мамой в сытую безбедную жизнь. Только в этой жизни места для Алисы, моей племянницы, не было. «Папик» даже не знал, что у его избранницы есть ребёнок.

Алису привезли ко мне домой, в комплекте с дарственной на мамину квартиру, в качестве моральной компенсации.

— Если что — вернёшь квартиру. — выдала мама мне своё напутствие и отбыла в Италию, в компании Веры и её супруга, Владлена Аристарховича, владельца заводов, газет и пароходов.

Алиса ходила в садик. Она почти и не заметила, что мама исчезла из её жизни. Смышлёная девчушка сразу привязалась ко мне, а мои вечера были не такими одинокими.

Так и жили бы вдвоём, если бы не Саша, узнавший о том, что мать его ребёнка бросила его дочь. Саша не виделся с Алисой, ему было запрещено. Но, тем не менее, в почтовый ящик он регулярно подкидывал конверты с деньгами на дочь.

Я не видела причин, препятствующих общению Алисы с его папой. Если мать ребёнка бросила, то хоть отец должен быть — рассудила я и познакомила лису с её папой.

Девочка была в восторге — все маленькие девочки, в общем-то, в восторге от балующих их пап. Саша проводил с дочкой всё своё свободное время. На фоне заботы об Алисе мы сблизились.

Наше решение жить вместе — было довольно логичным. Взаимная симпатия, забота о ребёнке, общие интересы — между нами не было той мифической «искры», это был спокойный вдумчивый выбор.

Когда Алисе исполнилось шесть, пришла пора задуматься о том, как через год оформлять её в школу. Я не была её опекуном, Саша официально не был отцом. Я позвонила Вере. Её ответ был прост:

— Делай что хочешь, теперь она — твоя забота. Я беременна, у меня будет ребёнок. А этого можешь оставить себе.

Мы с Сашей расписались и он пошёл в суд, отвоёвывать дочь у бросившей её Веры. Его признали отцом, Веру — плохой матерью, и лишили её родительских прав. Верины интересы в суде представлял адвокат, действовавший по доверенности. Он говорил Вериными словами:

— Мне не нужен этот ребёнок, хоть в детдом её сдайте.

Когда Алиса пошла во второй класс, я её удочерила. Мы с Сашей ждали общего ребёнка. В самом начале я писала, что Саша — довольно амбициозный молодой человек. Он поставил перед собой цель и шёл к ней.

У него была хорошая должность с большими перспективами. В деньгах мы не нуждались. Параллельно с работой, Саша искал инвесторов для открытия своего дела — что-то связанное с компьютерными технологиями, я не особо разбираюсь.

Мы жили жизнью обычной семьи — Алиса называла меня мамой, души не чаяла в младшем брате, а Саша носил всех нас на руках.

Возвращение мамы с Верой было как гром, среди ясного неба. Они явились, как ни в чём не бывало.

Мама не уследила за Верой, и моя не очень умная сестра наставила ветвистые рога Владлену Аристарховичу. «Папик» не стал терпеть подобного пренебрежения и неуважения со стороны супруги и дал ей пинка под пятую точку, отобрав ребёнка.

Младший сын Веры имел гражданство, как у папы, и был гражданином Италии. У безработной россиянки без собственности не было никаких шансов на опеку над сыном.

Это была своеобразная карма: Вера бросила одного ребёнка — у неё забрали второго, рождённого для выкачивания алиментов в случае развода.

Вера с мамой вернулись на родину, как побитые собаки. Они постоянно ругались, мама обвиняла мою сестру в бешенстве детородного женского органа, а сестра горевала только о потерянных деньгах — младший ребёнок её абсолютно не интересовал, как и старшая дочь.

Они попросились пожить, идти им было некуда. Мама сразу завела разговор о возврате квартиры. Мы договорились сделать так: мы с мужем ищем себе квартиру, как только покупаем её, я сразу возвращаю квартиру маме.

Алиса забыла Веру, а официально её мамой была я. Я поговорила с сестрой, чтобы она не лезла к моей дочери. Вера фыркнула:

— Больно надо. Я ещё молода, могу найти нормального мужика. Нравится — воспитывай.

Увидев, кем стал мой муж, мама начала выговаривать Вере:

— Какая ты дура, смотри какого мужика проглядела. Жила бы сейчас, ни в чём не нуждалась. А сестра твоя смотри, какая хитрая — прибрала к рукам бесхозного.

Вера услышала в словах матери совсем другое. Она задумалась и вышла на тропу войны:

— Ты захапала мою дочь и моего мужика. Я их верну. — заявила она мне.

В тот же день мы с Сашей и детьми переехали на съёмную квартиру. Мы уже нашли подходящий вариант для покупки, надо было немного подождать, пока продавцы соберут все справки и бумажки.

Вера звонила Саше каждый день. Она караулила моего мужа после работы, а мою дочь — после школы. Алиса знала, что я — её тётя, предложение называть меня мамой поступило от неё.

Моя дочь была очарована красивой стройной мамой. Вера рассказала ей сказку про злую разлучницу-сестру, не дающую родителям маленькой принцессы быть вместе. В мой дом пришла беда.

Саша метался между женщиной, которую он до сих пор любит и мной, той что растила его детей. Алиса устраивала сцены, она хотела к маме.

Муж ходил сам не свой, постоянно огрызался — на работе у его появились проблемы, конкуренты выпустили похожее приложение прямо накануне релиза его детища. Один младший сыночек был маленьким островком стабильности.

Квартира была куплена. Раньше я ждала этот день с замиранием сердца и надеждой, а он стал для меня началом конца: Саша купил мне квартиру, отказался от прав на неё и ушёл к Вере, забрав Алису. Я подала на развод.

Вера хвасталась, что её семья вернулась к ней. Мама звонила и требовала от меня оставить Сашу с Верой в покое:

— Пожила её жизнью и хватит. Не лезь к ним, твоя сестра заслужила счастье.

А я нет? Я его не заслужила? Саша прекрасно знал, что моей сестре он не нужен, что ей не нужна Алиса. Вере нужны только деньги, и ничего, кроме денег.

Радость Веры с мамой продлилась недолго — инвесторы моего бывшего мужа требовали возврата денег.

Мама с моей сестрой задумались: стоит ли ждать окончания Сашиной чёрной полосы или стоит найти для Веры кого-то поперспективней. Они остановились на втором варианте. Вера вновь с лёгкостью выбросила из своей жизни Алису с Сашей.

У Саши хватило наглости рассчитывать на примирение со мной:

— Алисе нужна мама, ты ведь любишь нас. Прости, мы думали — она изменилась.

Маме хватало наглости требовать от меня её квартиру:

— Верочка решила открыть своё дело, ей нужен стартовый капитал, мы решили разменять квартиру. Переписывай, ты обещала.

Я помню. Но я обещала вернуть квартиру до того, как они цинично растоптали мою семью: лишили меня мужа и дочери, отобрали отца у моего сына. Я их выставила на улицу.

Просто продала квартиру, предоставив покупателям самих выселять прописанных там лиц. Мне плевать, как они будут жить. Пусть Вера зарабатывает на жизнь тем, что она умеет больше всего, а мама пусть будет её кассиром. На деньги от продажи квартиры я открою маленькую студию массажа — нас с сыном на жизнь хватит.