Взялся за ум, но поздно?

— Дочь теперь твердо решила разводиться! — рассказывает шестидесятилетняя Людмила Николаевна. — Это какой-то кошмар! Муж ее только-только за ум взялся… Когда он пил-гулял по молодости, она и слушать о разводе не хотела. Зато сейчас, когда все наладилось, она как будто сошла с ума…

Дочь Людмилы Николаевны, Лариса, в браке седьмой год, замуж выходила совсем молодой, что называется, «по залету». Но и в то же время — по большой, сумасшедшей любви, к сожалению, безответной. Лариса просто задыхалась от чувств, дышать не смела на своего избранника, а он… Он воспринимал отношение Ларисы как должное, и не было бы никакой свадьбы, если бы не порвавшийся презерватив.

Все близкие отговаривали Ларису от этого брака, как только могли. Даже несмотря на беременность.

— Рожай — воспитаем сами! — уговаривала мама. — А ты найдешь себе нормального мужа и ребенку отца! Такие, как Андрей, для семейной жизни совсем не приспособлены… Не нужно этого ему пока, не готов он, понимаешь? И не любит он тебя, это видно, ты уж прости… Брак с ним — это ошибка…

Но Лариса, конечно же, ничего и никого не слушала. Тем более маму. Вот еще. Это ее жизнь, она сама знает, как поступить, и сама прекрасно во всем разберется.

…Мама была права: первые четыре года Ларисиного брака были адом. Молодой муж пил, гулял, не ночевал дома, ни во что не ставил супругу. Вскоре после свадьбы родился ребенок. Лариса почему-то была уверена, что, увидев сына и осознав себя отцом, Андрей изменится, и у них будет хорошая крепкая семья. Но, конечно же, чуда не произошло. Отец не обращал на малыша ровно никакого внимания.

— Возможно, просто потому, что ребенок пока слишком мал! — рассудила Лариса. — Вот начнет ходить, говорить, что-то рассказывать — тогда точно все изменится! Все-таки для мужчины сын — это важно!..

Однако год шел за годом, ребенок рос, все, конечно, менялось, но только совсем не в ту сторону, в которую мечталось Ларисе. Отношения становились все хуже, Андрей распоясывался все сильнее, жил своей жизнью и делал что хотел, а Лариса старательно спасала семью и, как советовали на форумах, «искала причины в себе»: худела, устраивала мужу ужины при свечах, старательно вела хозяйство, работала, в одиночку воспитывала ребенка и раз за разом терпела пьяные выходки.

— Разводись ты с ним! — уговаривали Ларису близкие. — Зачем он тебе нужен? Он не изменится!

— Развестись всегда можно, — вздыхала Лариса. — Сначала нужно попробовать наладить отношения. Все-таки у нас ребенок. И бывают хорошие моменты. И не факт, что с другим мужчиной будет лучше, так зачем менять шило на мыло?.. Андрей хоть для сына родной отец…

Сколько веревочке не виться, а концу быть. На исходе четвертого года брака Лариса застала мужа в недвусмысленном положении с девицей, и этого пережить уже не смогла. Подозрения, конечно, были и раньше, но чтоб вот так вот, на глазах, фу…

Лариса собрала вещи и уехала с ребенком к матери, намереваясь чуть позже подать на развод. Андрей, кажется, этого и не заметил. Купил мотоцикл, пил, катал девиц, ни о ребенке, ни о Ларисе даже и не вспоминал…

А спустя три месяца на этом самом мотоцикле разбился лучший друг Андрея, остался инвалидом.

И у Ларисиного мужа вдруг словно мозги на место встали.

Привел в порядок квартиру после многомесячной пьянки, сделал косметический ремонт, просто на коленях умолил вернуться Ларису с ребенком. Мама очень не советовала Ларисе возвращаться, мол, люди не меняются, через месяц все будет по-старому. Если уж нашла в себе силы уйти от пустозвона — так тому и быть! Но он так просил, что Лариса решила попробовать — дать мужу еще один шанс.

И на этот раз случилось чудо. Вот уже два года Андрей — просто замечательный муж и образцовый отец.

Устроился на работу, старается, деньги все в дом, никаких пьянок и друзей. После работы летит домой, занимается с ребенком, помогает по хозяйству, в выходные готовит, это просто невероятно! Раньше такого и представить было нельзя.

Сына поставил на ролики, научил кататься на велосипеде, два раза в неделю берет с собой в бассейн. Ларисе, которая первые годы брака сидела впроголодь и гроша ломанного от мужа не видела, подарил шубу, золотые часы, свозил семью в отпуск на море, этим летом едут снова, перед первым классом ребенку просто необходимо отдохнуть и оздоровиться.

Сын теперь в папе души не чает, только и ждет вечером, когда лифт остановится на этаже — папа пришел! И даже Ларисина мама, которая сначала много лет терпеть не могла зятя, сейчас в корне изменила свое мнение о нем.

Только вот в Ларисе что-то изменилось бесповоротно.

Казалось бы, два года прошло с момента, как она застала мужа с девицей, и все это время муж вел себя безупречно.

Но эта сцена не выходит у Ларисы из головы, и простить мужа она не может. Вспоминает об этом снова и снова. Хотя ведь были у Андрея грехи перед семьей и посерьезнее, чем этот скорей всего одноразовый интим на стороне: тычки, затрещины, мат-перемат.

Было дело, и деньги последние прогуливал, не думая о том, чем ребенка кормить. Но об этом Лариса сейчас не вспоминает. Простить не может только ту измену, хотя Андрей и прощения просил уже тыщу раз, и делом доказал, что семья дороже, и к прошлому возврата нет.

Разводиться?

— Ты с ума сошла! — в один голос кричат теперь все, кто разводиться советовал еще недавно. — С ТАКИМИ мужьями не разводятся! Ты просто бесишься с жиру, вот и все! Он же все в дом, все для тебя, и отец, каких поискать! Такого больше не найдешь! Ребенка пожалей, он же в отце души не чает…

Но и жить с мужем по-старому Лариса не может. Живет, делая над собой колоссальное усилие. Ради ребенка, можно сказать. Ребенок нервный, с младенчества издерганный криками и скандалами между родителями, и только вроде начало все налаживаться, и опять с ног на голову?

Есть ли шанс, что будет лучше, если сжать зубы и пережить вместе еще год, два, пять? Лариса искренне старается, но что-то никак. Может, просто мало времени прошло? Или наоборот, времени уже прошло достаточно, и терпеть дальше смысла нет, лучше не будет?

Вообще, возможно ли это — начать семью с чистого листа? Во второй раз, как в первый. Кому-то удавалось? Или, как в той притче, даже если все гвозди из стены вынуть — дырки все равно останутся, и сколько прощения не проси, не затянутся…

Развестись и не мучиться или цепляться за то, что есть? А ведь есть-то немало, по большому счету.