Вызвал слесаря, а приехал «цирк»

Стояла чудесная осень, мечта поэта. Я и представить не мог, свидетелем какого треша, мне придется стать в эту дивную пору.

Снял я комнату в старом доме, ну как доме, скорее бараке. По всему видно, что ему лет 70 не меньше. Прогнило там просто все, про водопровод и отопление и говорить не стоит. Вместе с началом отопительного сезона древние трубы и радиаторы начали лопаться, заливая комнату кипятком. Вызвал слесаря из ЖКХ.

Явился мужичок со сварочным аппаратом. С порога я понял, что он абсолютно трезв, но очень измучен, работы вместе с отопительным сезоном у него, видимо, сильно прибавилось.

Начал варить, ставить хомуты. Одно место затыкал, начинало лить в другом. Продолжалось это все пару часов. Потом он достал телефон и вызвал какого то «Мансурыча». Вскоре явился холеный мужичок неизвестной национальности и, пройдя не разуваясь внутрь, обратился к слесарю.

— Ну что Сережка? Не выходит у тебя?

— Мансурыч трубы надо новые! – жалобно произнес тот – Эти совсем уже негодные!

— Сережка, ну что ты глупый что ль? Я тебе говорил, что все трубы выданные нужны мне в сад. Старайся давай, давай родной.

— Ну не получается у меня! Третьи сутки уже не сплю, хожу трубы зашиваю! Пожалей Мансурыч! Я ведь плачу уже! – он откинул сварочную маску, демонстрируя готичные потеки которые ровно поделили его небритое лицо на три части.

— Давай подбодрю тебя Сережка! – «Мансурыч» подхватил мою гитару, помычал, покрутил колки и пощипывая струны бодро запел – Ты ж мене пидманула, ты ж мене пидвила! Хоп, хоп Сережка! Вари скорее Сережка, еще 30 квартир надо сделать тебе.

— Мансурыч, сжалься! Я кушать хочу, два дня не ел! Отдай трубы!

«Певец» щелкнул тумблером на сварке и электрод вновь взорвался искрами.

— Работай Сережка! Если не ты, то кто? Ти ж мене пидманула, ти ж мене пидвела. Ти ж мене, молодого, з ума розуму звела! Хоп, хоп Сережка…