Вывела мужа на чистую воду и встретила любимого

В 80-х годах в далекой сибирской деревушке прошел слух, что бабка Матрена, которая жила на отшибе, заманивает мужиков тем, что превращается в молодую женщину. Старухи, услышав сплетню о травнице Матрене, крестились, мужики смеялись. Но на самом деле доказательств странного перевоплощения Матрены не было.

Но у подобных слухов ноги длинные: новость добралась и до провинциального городка, что в 150 километрах от деревушки. И случайным образом слух коснулся Анны – молодой цветущей женщины. Как раз накануне она очередной раз проводила мужа в тайгу; у Василия тайга с недавних пор стала хобби. Анна приготовила еду, теплую одежду и, поцеловав супруга, попросила вернуться вовремя.

Но на другой день, получив зарплату, женщина открыла сервант, чтобы спрятать деньги, которые они с мужем откладывали для сына, который находился в армии. Накопленные 800 рублей, Анна в укромном месте не обнаружила. Если учитывать, что зарплата в то время у большинства населения 80-120 рублей в месяц, то деньги для обычной семьи были приличные.

Исчезновение денег, сплетня про странное перевоплощение какой-то бабки в таежной деревне, заставило Анну решиться поехать вслед за мужем, — он как раз ездил в тот самый район, где жила старуха-травница.

Добравшись попуткой до деревни, по совету местного водителя, отправилась к охотнику, который может проводить ее до избушки Матрены.

В дверях женщину встретил высокий мужчина в старом свитере. Анна испуганно отступила. По годам хозяину – лет сорок; на левой щеке был шрам, который, казалось, уродовал охотника.

Попросив мужчину проводить ее до Матрены (старуха жила в трех километрах от деревни), пообещала заплатить.

— Ты уже третья у меня в этом году, кто мужика своего ищет, — сказал хозяин, — но ты не переживай, нашли их: один полгода назад в тайге заблудился, второй месяц назад у друга запил, — оба живы.

Анна немного успокоилась и рассказала местную байку про старуху-девушку.

Виктор (так звали местного охотника) рассмеялся.

— Да я и сама не верю в эту чепуху, но только сердце не на месте, да еще дома пропажа случилась – деньги куда-то подевались. Вот и приехала: вдруг что-то серьезное случилось, знаю, что муж сюда с товарищем ездит. На всякий случай решила проверить и заехала вчера домой к его другу, а он на диване под боком у жены лежит и ни про какую тайгу не знает.

Виктор предложил Анне подождать его, пообещав навестить бабку Матрену, но Анна наотрез отказалась ждать и решила поехать вместе с охотником.

— Ладно, — сказал Виктор, — ты вроде женщина смелая, — пойдем, проверим старуху-молодуху.

И на стареньком мотоцикле поехали к травнице.

Анна удивленно разглядывала Матренин дом.

— А ты что ожидала увидеть – избушку на курьих ножках? — засмеялся Виктор, — это заброшенная деревня, в которой остался один дом да лесопилка.

Двери оказались не заперты и Анна с Виктором вошли в избу. За накрытым столом в одних трусах и майке сидел Василий, а на коленях у него – девица лет двадцати пяти. Распущенные темные волосы прикрывали оголенные плечи; девица похохатывала, когда Василий тыкался ей губами в шею.

Анна – хоть женщина и не робкого десятка – все же испугалась. Простоволосая девка, непонятно откуда взявшаяся, обвивала шею ее мужа; Анна уже готова была поверить в мистику, но услышала Виктора:

— Так вот значит какая она – старуха-молодуха!

Парочка уставилась на непрошенных гостей: девица и бровью не повела, а лицо Василия исказилось от неподдельного испуга.

— Я, конечно, догадывался, что к Матрене внучка из города наведывается со своими кавалерами, а вот сегодня и свидеться пришлось. Бабка-то где? — спросил у девицы Виктор.

— Травы собирает, — нехотя ответила внучка и лениво слезла с колен Василия.

— Это и есть твое хобби? – выдавила из себя Анна.

— Аня, а ты к-как здесь? – заикаясь, пролепетал Василий, — я вот тут чай пью.

— Ну да, шел-шел по тайге и зашел чайку попить, — сказала Анна, уже приходя в себя от увиденного.

— Аннушка, я сейчас все объясню, — начал торопливо одеваться Василий.

Виктор с Анной вышли из дома, и тут женщина заметила под навесом жигуленка, на котором Василий в тайгу отправился.

Муж выскочил следом:

— Прости, Аннушка, это все дурман-трава виновата, не соображаю, что делаю.

— Дурман-башка твоя виновата! – крикнула Анна.

Василий, понимая, что проштрафился серьезно, решил, что лучшая защита – это нападение:

— А ты сама с мужиком пришла, — махнул Василий в сторону Виктора, — где ты с ним снюхалась?

Анна тут же отвесила мужу хорошую оплеуху, развернулась и пошла к мотоциклу.

В это время к воротам подошла пожилая женщина – это и была Матрена. Седая, но еще довольно статная старуха, с интересом разглядывала новых гостей, не понимая, что происходит. Внучка Оксана для нее – единственный родной человек на свете, потому как дочь несколько лет назад в городе от водки умерла. И поэтому старуха все позволяла внучке: с каким бы хахалем она не приехала.

Виктор отвез Анну в деревню и решил проводить ее на автобус. И тут у нее началась истерика. Анна вспомнила, как шесть лет назад Василий загулял со своей одноклассницей. Был большой скандал; Анна не развелась только потому, что не хотела травмировать психику сына-подростка. И вот теперь Василий с любовницей в заброшенную деревню приезжает, чтобы от глаз людских подальше.

Виктор, не зная как успокоить Анну, рассказал ей свою историю. В деревне он всего год. А до этого была семья, но жена изменила ему с лучшим другом, и мужики подрались до крови. Шрам на лице Виктора – это след от ножа некогда близкого друга.

Анна сразу успокоилась, осознав, что Виктор – совершенно чужой для нее человек – весь день с ней возится, сопровождая ее везде, а она еще даже спасибо ему не успела сказать.

Приехав домой, Анна решила, что третьей измены ждать не будет, собрала вещи мужа в чемодан и выставила на площадку. Там и нашел свой чемодан Василий.

Поняв, что жена все-таки с ним разводится, попробовал требовать имущество, но Анна напомнила ему накопленные совместно деньги, которые он подарил Оксане, и поставила условие: вернутся деньги — будет раздел имущества. Муж пообещал вернуть сбережения, но как уехал и целый год Анна его не видела. Встретились на свадьбе сына, как два чужих человека.

А еще через полгода соседи Анны с любопытством поглядывали на мужчину со шрамом, который стал приезжать к ней по выходным. А потом и вовсе переехал к ней жить.

Слухи про бабку, которая в девицу превращается, исчезли, и никто уже об этом не вспоминал.