Как наш прапорщик за минуту поднял дисциплину среди новобранцев

Когда в армии служил, забавных случаев много было. Но этот стал просто кульминацией всего. Расскажу, как прапорщик наш, дисциплину в новобранцах вырабатывал. Без кулаков, но так, что они этот урок надолго запомнили…

Время стояло начало лета. Меня и еще пару «дедов» отправили в пионерлагерь местный, на «Зарницу». Выдали нам калаши со специальными патронами, заряженными пластиковыми пулями. Чистая, холостая бутафория. Шум есть а пуля плавится на выходе из ствола. Салют давать короче, атмосферу нагонять для детей.

Документы все и пропуска дали прапору нашему.

Идем, значит, к «КрАЗу» нашему, и тут прапор останавливается, подзывает несколько «духов» весенних.

— Товарищи новобранцы! Поручаю вам сделать уборку территории – отчеканил прапор командирским голосом – Если вернусь и мусор увижу, под трибунал пойдете!

— За мусор… под трибунал? – недоверчиво усмехнулся один из «духов».

— Сомневаешься рядовой?! – еще громче, с серьезным лицом сказал прапор – Мы бригада расстрельная, вот документы, вот автоматы. Сейчас поехали приговор в исполнение приводить! Еще вопросы?

— Никак нет!

— Исполнять!

«Духи» естественно не в курсе были, куда мы на самом деле поехали и что у нас за патроны.

Короче сгоняли мы, детишек порадовали, по лесам набегались, уморились как собаки. Обратно вернулись все злющие от жары и усталости.

Выгружаемся на плац, смотрим, двое духов подметают, а еще трое сидят в тенечке.

— Встать! – прикрикнул прапор.

Те встают, пошатываются. ПЬЯНЫЕ!

— Это ж они гаденыши мою заначку вылакали… за сараем прятал… закопал ведь… закопал! — прапор аж задохнулся от ужаса. – Ах вы… Быстро все к стене!

Те кое как построились у стенки.

— По Уставу Российской армии. По решению Военного трибунала! Приговариваю вас к расстрелу, приговор в исполнение привести немедленно.

Парнишки до конца не верили, но все же заподозрили, что прапор не шутит, в глазах появился страх.

— Да вы че, товарищ прапорщик?! ЗА ЧТО?!

— МОЛЧАТЬ! ЦЕЛЬСЯ!

Мы подняли автоматы и прицелились с театральным пафосом.

— ОГОНЬ!!!

Загрохотали автоматы.

Один сразу в обморок рухнул, двое других затряслись, по штанам темные пятна поплыли.

Те которые подметали, так заскребли метлами, что я думал они асфальт сдерут.

Жестко получилось, конечно.

Весь этот призыв потом как шелковый ходил. Не служба была а малина, ни выговоров, ни нарушений Устава.