Замуж за ЗЕКа

Анна развелась с мужем. Отношения закончились, любви не было. Дочь, почитай, вырастили — 17 лет уже девке, а жить так уныло ей не хотелось больше. Развод вышел спокойным и тихим. Анна собрала вещи и переехала в недостроенный дом, мужу осталась их двушка. Дочь поступила в один из столичных ВУЗов и переехала в общежитие.

Анна не чувствовала себя старой — ей было 38 лет, ей хотелось любви и внимания. Она познакомилась с мужчиной, старше ее на год. Его она нашла по объявлению — он предлагал услуги по ремонту, а дом нужно было доводить до ума.

Летом он работал у нее в доме, слово за слово, стали общаться. Он Анне понравился — тихий, спокойный, руки из нужного места растут. Закрутился роман — стали жить вместе, а через полгода расписались.

Миша официально нигде не работал, перебивался шабашками. Анна тянула всю финансовую сторону их жизни фактически. Правда иногда помогала Мишина мать. То продуктов привозила, то деньги подкидывала. Миша все делала по дому, во всем помогал жене. Но, Анна была недовольна, что он перебивается случайными заработками и стала все чаще говорить, что пора найти нормальную работу.

Миша говорил, что потерял трудовую, а восстанавливать ее слишком муторно — он много работал в другом городе, да и в его возрасте найти работу сложно. Он и так нет-нет — да приносит деньги домой. Летом, в сезон ремонтов, побольше, зимой в затишье — поменьше. Что Анну не устраивает? Или он ее объедает?

Анна обиделась на слова мужа, и решила больше на тему работы не заговаривать. Но, тут приехала дочь на каникулы. Узнала, что новый супруг матери нигде не работает, обозвала его в глаза альфонсом и халявщиком, который хорошо устроился и живет на шее у женщины. Был скандал, дочка уехала и сказала, что ноги ее здесь не будет, пока «вот это тут спит, жрет и ничего не делает».

Миша ничего Анне не сказал, а на следующий день сказал, что поехал к своему другу, мол он ему с работой помочь обещал. И пропал. Анна переживала, где он, позвонила его матери. Та ответила, что с Мишей все в порядке, он у нее. Больше он к Анне не вернется. Попросила собрать его вещи, за ними заедет знакомый.

Анна ничего не поняла и попросила к телефону мужа. Он с ней разговаривать отказался.

На следующий день приехал его друг. Анна отдала сумку и попросила сказать — что случилось? Мужчина помялся и сказал, что Миша сидел 15 лет за убийство. И когда полтора года назад, он приехал делать Анне дом, то как раз только вышел. И именно поэтому у него были трудности с работой. А рассказать Анне он боялся, думал, что та сразу его выгонит — зачем красивой умной женщине какой-то ЗЕК?

Ну, а сейчас он не может встать между Анной и ее дочкой. Он уже подал на развод. И Анне не стоит искать с ним встреч — Мише сейчас очень тяжело из-за их разрыва и то, что срывал правду.

Через два дня Анна все же поехала в дом к свекрови. Предлог придумала быстро — якобы забыла отдать какую-то вещь. Дверь открыл Миша. Он был сильно осунувшимся, в квартире стоял запах перегара. Анна удивилась, за полтора года что они вместе жили, она не видела, чтобы Миша даже пиво пил.

А тут он стоял перед ней нетрезвый, весь какой-то помятый. Анна поняла, что говорить с ним сейчас бесполезно. Отдала ему футболку и пошла вниз по лестнице. Он хлопнул дверью, и Анна услышала, как в квартире что-то упало. «Допился …» — мрачно подумала женщина и поехала домой.

Вечером ей позвонила свекровь, она рыдала и проклинала Анну. Миша очень переживал их разрыв, и действительно выпил, хотя ему алкоголь категорически противопоказан. А сейчас у него инсульт, он упал прямо в коридоре. И теперь он если и выживет, то будет инвалидом, и виной тому Анна.

Анна бросила трубку, слушать вопли свекрови она не хотела. Через общих знакомых она узнала в какой больнице лежит Миша. Так как развестись они еще не успели, врач пропустил ее к мужу. Миша лежал, вытянувшись на больничной кровати, очень бледный. Врач сказал, что парализована вся правая сторона, но о выводах говорить еще рано.

Возможно он сможет восстановиться почти полностью, а возможно и нет. Но предстоят долгие дни реабилитации и ухода. Анна выслушала врача и уехала домой. Вечером приехала дочь, они долго говорили.

Анна подала на развод сама. Больше она Мишу не навещала и ничего о нем не знала. Прошло уже пять лет с того момента. Анна живет одна, дочка вышла замуж и видятся они очень редко. Дом так толком и не достроен.

Сегодня Анна была в городе, ездила в поликлинику. Когда она выходила от врача, увидела Мишу. Он шел с палочкой, но довольно бодро. Хорошо выглядел, свежая рубашка, отглаженные брюки. Рядом с ним семенила полненькая женщина. Анна узнала в ней медсестру, что была в палате, когда приезжала к Мише в больницу.

Она что-то говорила, а Миша, наклоняя к ней голову, слушал и улыбался. Не выдержав, она окликнула Мишу. Он остановился, удивленно приподнял брови. Что-то сказал своей спутнице, она кивнула и зашла в кабинет терапевта.

Миша подошел к Анне, поздоровался. Сказал, что привез жену к врачу на плановое обследование. Рассказал, что именно она помогла ему восстановиться фактически полностью, подняла на ноги. Она же ему сказал, что раз бывшего ЗЕКа не хотят брать на работу, то он должен сделать так, чтобы самому стать работодателем.

Вот теперь у него небольшая фирма, которая занимается строительством частных домов и ремонтами. Деньги не сильно большие, но стабильные. А послезавтра они улетают с женой в Испанию, отдохнуть пару недель.

Спросил, как живет Анна, как дочка. Дал визитку своей фирмы, пообещал сделать скидку в случае обращения. Его жена вышла от врача, Миша извинился и подхватив супругу под руку, увел ее к выходу.

Анна смотрела им вслед, и чувствовала, что где-то она поступила неправильно.