«Выметайся, у тебя тут ничего нет, в чужой квартире живешь!»

-Да она же облапошила меня по всем направлениям! Обобрала, до нитки и выставила за порог. И даже в суд не пойдешь, все по закону! Осталась на старости лет в деревенском доме, продуваемом всеми ветрами! А квартирка уплыла к чужой девке, спасибо сыночку родному.

Тамара Николаевна не может сдержать эмоций. Ее сын Алеша 5 лет тому назад женился. Голову потерял от этой своей Наташи. Вроде и воспитывала его, как надо, а не разглядел вертихвостку.

Наташа была приезжая. Без гражданства, без жилья, перебивалась неизвестно какими заработками. Тамара Николаевна даже допускает мысль, что сношка занималась древнейшим ремеслом, «прости господи».

И эту прошмандовку сынок в жены взял и привел к маме жить. В двухкомнатной квартире молодые заняли лучшую комнату, а она была вынуждена ютиться в спальне.

После свадьбы сноха оказалась беременной, и уже на приличном сроке. Чьего сына теперь растит Лешка — неизвестно. Он-то думает, что отец, но Тамара считать умеет. Родился с нормальным весом, а по словам Лешика, во время зачатия они с Натальей еще были не знакомы. Наташа, конечно, вешала лапшу, что раньше срока родила, но вес малыша в 3.500 при рождении мог сбить с толку только такого лопуха, как сын Тамары.

Сноха по началу и готовила, и убирала, правда постановила, что пенсию Тамара и зарплату Лешка должны складывать в общий котел.

-А ее вклад? Она же не работала после свадьбы ни дня!, — горячится Тамара Николаевна.

Дошло до того, что Лешку настроила против матери, тот стал дотошно доискиваться до каждой копейки, которую Тамара пыталась потратить на себя.

Сноха отменно знала обо всех грошовых прибавках к пенсии, и номер отложить себе хотя бы что-то — не проходил.

В конце концов Тамара взбунтовалась, она взрослый человек, холодильник отдельный поставила в свою комнатку, коммуналку пополам, а бюджет пусть будет отдельным! Не хочет она кормить Наташку с ребенком, да еще за свои же деньги отчитываться. А ты, сын, постыдился бы, такую волю своей жене дал!

-Ты еще пожалеешь об этом, старая мымра, я тебя со свету сживу, — прошипела сноха, пока сын не слышал.

И ведь начала сживать. Когда Тамары не было дома, залезла в документы, которые свекровь хранила у себя. И вытащила документы на квартиру. Тамара с отцом Лешика разводилась уже после свадьбы сына, седина в бороду и бес в ребро — это про ее бывшего супруга. Ушел к молоденькой муж, сына взрослого не постеснялся.

У Тамары в собственности был домик в деревне, наследственный. А квартира была записана на Лешкиного отца, он потребовал деньги в качестве отступного. Ну и оформили. Тамара деньги отдала бывшему, как лучше хотела, получалось, что Лешик у отца квартиру купил.

А был в браке уже! И сноха узнала такую тайну.

-Выметайся, — заявила она свекрови, — у тебя тут ничего нет, в чужой квартире живешь! А пикнешь, или Лешке нажалуешься, я с ним разведусь и половину квартиры у вас оттяпаю, оба на улице останетесь!

Тамара и уехала в дом в деревне, до которого у них с бывшим мужем так руки и не дошли, чтобы довести до ума. Лешику она ничего не сказала, просто заявила, что не хочет мешать молодым.

А сноха поглядывала на свекровь победным взглядом. Но, чувствует Тамара, скоро и Леша к маме в деревню из своей квартиры будет выселен.

-Эх, надо было умнее быть, все предусмотреть, а я законов не знала, как лучше для сына хотела, вот и расхлебываю. Осталась на старости лет с печкой и туалетом на улице. Сын? Да он ко мне и глаз не кажет. 90 километров это же так далеко! Лишила она меня всего: и жилья, и сына родного!