Возвращение

Лёня стоял в тамбуре поезда ещё за час до прибытия на станцию. Курил одну за другой сигареты, проводница долго поглядывала на него неодобрительно, хмуря густые брови, а потом не выдержала — понимаю, солдатик, что ты волнуешься, домой едешь, но моих пассажиров пожалей, живые люди, им дышать нечем.

Накурил-то, хоть топор вешай!

На перроне Леню никто не встречал, но так было задумано. Он шёл к выходу, губы расползались в улыбке, как только он представлял растерянные лица матери, брата, сестрёнки!

Как сначала появится в глазах узнавание, а затем они наполнятся радостью встречи. Сестрёнка с мамой заплачут, пока Лёня будут обниматься с братом. А потом он сразу рванёт к Лере. Ах, Лера, где ты, что с тобой? Ничего, это потом!

Всё получилось именно так, как Лёня мечтал и представлял себе! Мама и сестрёнка плакали, брат тоже прослезился, постарел, что ли?

Мама накрывала на стол, Лёня не смог долго сидеть за столом, убежал к родителям Леры. Мать не стала отговаривать, странно посмотрела на Лёню, Яша, не мешай, пусть сами разберутся! Иди сынок, сам всё узнаешь. Брат отводил взгляд.

Даже егоза малолетняя, сестрёнка прятала глаза. Что он должен сам узнать? Лёне стало немного нехорошо, что от него скрывают? Стараясь не думать о плохом, помчался по лестнице вниз.

Идти не далеко, за угол дома, через соседний двор к следующему дому, и вот уже их скамейка заветная. Сколько раз он на ней сидел с Леркой!

Двери открыла мать девушки, узнала Лёню не сразу, как узнала, рванула дверь на себя, уйди и не приходи больше! Почему? Сам не знаешь? Что я не знаю, всё, мол, знаешь, ещё притворяется святошей! Лёня позвонил пару раз, но в квартире стояла такая тишина, что ему показалось, что не было этой сцены с матерью Леры.

Лёня вышел из подъезда, на заветной скамейке сидел маленький пацан. Как его из дома одного выпустили? Вихрастый, глаза ещё сонные, ноги до земли не достают. Почему один, мама что-то забыла, побежала домой, велела сидеть и никуда не уходить, сейчас придёт и они пойдут в детский сад.

Понятно, эти мамаши современные ничего не соображают, а если с пацаном случится что-нибудь? Я посижу с тобой, можно? Дай причешу тебя, лохматый какой-то ты.

Лёня достал расчёску, прикоснулся к волосам мальчугана. А дядя что здесь делает? Пришёл дядя к любимой, а её дома нет.

Мама идёт, почему так долго, за спиной Лёни мальчишка увидел свою маму, спрыгнул на землю и помчался к ней. А мать, Боже мой, это же Лерка! Так вот, что я должен был узнать, не дождалась! У Лёни дыхание перехватило, как же так! Но, какая она красивая!

Пока ярость закипала в груди, Лёня смотрел на Лерку, и признался себе, что любит её больше, чем до отъезда в армию.

И любовь стала зрелой, мужской, которая не терпит насмешки, измены, которая вросла в сердце, и нельзя её вот так растоптать, выбросить, только если с сердцем вместе!

Так тебе сказали, улыбается, что сказали? Идёт навстречу и улыбается! Что сказали, что ты гуляешь тут, пока я… я… Пора уходить, он достал из кармана монету, счастливую, с просверленной дырочкой для шнурка, точно такая же должна была быть у Лерки, талисманы себе делали, дурак, идиот!

Подержал в стиснутом кулаке, а потом швырнул на землю, развернулся и пошёл. Краем уха услышал, как Лерка говорит сыну, этот дядя военный, он твой папа, не узнал? Я же тебе его фотографии показывала!

Лёне ещё немного прошёл вперёд, затем остановился и медленно повернулся лицом к Лерке. Разорвав облака, в колодец двора на помощь Лёне рванулся луч солнца! Он осветил его любимую и пацана на её руках.

Лицо мальчика на руках молодой женщины показалось на мгновение знакомым, как будто раньше видел его. Сын, мой? А почему не писала?! Не сказала, не сообщила?! А сын уже на руках, мягкими ладошками щёки гладит, в глаза заглядывает, обнимает за шею, смешной какой пацан, пахнет вкусно, тельце тёплое!

Мама, как я счастлив, я тебя сейчас с внуком познакомлю! Брат, я не сержусь на тебя, смотри, у меня сын, прекрати проповеди читать, ты же не проповедник, брат, ты дядя этому пацану! Сын, это бабушка твоя!

Лера, проходи, я так рада, Лёня вернулся, Брат мне твой сказал, сам тебе сообщит, не мешай служить, Лёнька шальной, ещё сбежит к тебе в роддом! Ты, Лерка, зачем кого-то слушала? Я же на войне был, я мог никогда не узнать, что у меня сын есть!… живой!

Подпишитесь чтобы ежедневно получать новые истории на свой e-mail...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о