Воспитывай племянников, ведь никто не запрещает

Бездетный брак это всегда или-или. Или сознательный выбор супругов, или беда. Годы попыток заиметь малыша, бестактные вопросы окружающих, дорогие обследования и лечение, рвущие душу картинки мам с колясками, идущих навстречу.

-Я через все это прошла, — говорит Ольга, — 18 лет была замужем и 18 лет мечтала родить ребенка.

Ольге 42 года и свой последний день рождения женщина встретила уже в статусе разведенной женщины. Муж, самый родной человек с котором они вместе были со школьной скамьи, который боролся за то, чтобы стать родителями бок о бок с женой на протяжении нескольких лет, сдался.

-Я его за это не виню, — говорит Ольга, — детей не суждено родить мне, мы все прошли: и предвкушение, и растерянность, и надежду, и отчаяние, и смирение. Но так получилось, что у него все получилось.

Теперь у бывшего супруга есть своя маленькая дочка.

-Да можно было взять приемного ребенка, — вспоминает Ольга, — когда стало ясно окончательно, что своих нам не суждено иметь, я предложила такой вариант, точнее 10 лет предлагала — ни в какую.

Как ни странно, Антона, мужа Ольги в нежелании принять в семью чужого ребенка активно поддерживала семья женщины. И мама, и младшая сестра Оксана. Почему?

А все просто: Ольга, не уходившая с детьми на больничные, не прерывавшая карьеру на декреты, неплохо продвинулась по служебной лестнице. Были и поездки заграничные, и квартира с хорошим ремонтом, и машина новая, менявшаяся каждые 3-4 года.

-Оксанка моложе меня на 7 лет, — продолжает Ольга, — сейчас ей 35 лет, у нее трое детей от двух бывших мужей, ни один из которых сейчас не помогает ей растить потомство.

Живет Оксана с детьми в квартире их родителей и бездетная, но богатая сестра была настоящей опорой семьи.

-Ну и не беда, что тебе деток бог не дал, — приговаривала мама, — забирая очередной транш от старшей дочки. У тебя племянников трое, нянчи, если есть такое желание.

-А уж, как они тебя любят, — твердила сестра, которой Ольга оплачивала покупку одежды для малышей, их кружки, лекарства, игрушки и гаджеты, — меня они так не любят, как свою ненаглядную тетю.

-Я же видела, — признает Ольга, — что это явный подхалимаж. И племянники не могли мне заменить своего родного сына или дочку. Я уже не говорю, что для Антона они и вовсе были просто детьми сестры жены. Но мой вклад в семейный бюджет был больше, чем мужа, да и он ни разу не крохобор, так что помогали Оксане сестра.

После того, как выяснилось, что Ольга вот-вот останется одна, мама предложила оформить завещание на имущество в пользу детей Оксаны.

-Мама, — сказала тогда Ольга, — мне 41 год, я не собираюсь скоропостижно вас оставить. Зачем? Антон ни на что не претендует, расписку написал.

-Ну, а кому тебе еще свое добро оставлять, — поддержала маму Оксана, — самые близкие твои родные — это племянники.

Но Ольга, которая хоть и помогала семье сестры, втайне после ухода мужа лелеяла другую мечту: теперь она тоже сможет стать мамой. Девочки Лизы, которой было 2,5 года.

-Долгие годы Антон был против, — радуется Ольга, — а теперь все у него сложилось, и у меня сложится. В декрет я не пойду. Конечно, работать с такой интенсивностью мне будет сложно, но у меня уже есть договоренность я няней, так что и материально я дочку смогу обеспечить.

-Что ты придумала, — возмутилась мама, — Оксанкиному младшему 4 года. Забирай и воспитывай. Это же чужая кровь, неизвестные гены, ты сейчас ей всю себя отдашь, а она вырастет и хвостом вильнет.

-А Оксанин младший с понятными генами? — спросила маму Ольга, — Со вторым мужем, помнится, сестра рассталась по причине его беспробудного пьянства. Да и что это такое? Забирай и воспитывай? У него есть родители, он не кукла. Сегодня забирай, завтра верни на место, да еще не так воспитала, не так любишь? Я хочу своего ребенка и это уже не обсуждается.

Мама сказала Ольге, что у нее есть трое родных внуков, а четвертого, тем более чужого — ей не надо, что Ольга намерена ухудшить положение родных племянников, которым после удочерения Лизы не светит теткино наследство.

-Так горько стало, — признается женщина, — а разве я должна была что-то племянникам? Разве Оксанка для меня детей рожала? Да, помогала. И дальше собиралась помогать. По крайней мере, детям. С мужем понятно, а от мамы и сестры я не ожидала. Но решения своего не изменю.

-Запомни, — сказала Оксана недавно, — у мамы трое внуков, а у моих детей нет двоюродных сестер. Мы думали, что ты моих малышей искренне любишь, а ты притворялась?

— А в чем притворство? — недоумевает Ольга, — В том, что хочется женщине иметь своего ребенка и воспитывать его так, как она считает нужным? В том, что из рук сестры уплывает значительный денежный куш? В том, что я не обязана нести ответственность за то, что сестра решила родить троих детей?

Подпишитесь чтобы ежедневно получать новые истории на свой e-mail...