Внуки от дочки роднее?

— Пришлось на старости лет искать себе новую подругу! — вздыхает соседка-пенсионерка Галина Львовна. — Валюшу мою теперь не вытащить никуда. Она же бабушка!

Соседки-пенсионерки Галина и Валентина дружили с юности: познакомились в роддоме, где в один день родили детей, одна сына, вторая дочь. После этого так и повелось: вместе гуляли с колясками, вместе отвели детей в школу, в один год развелись с мужьями…

После того, как обе вышли на пенсию, общение стало еще плотнее: женщины постоянно перезванивались встречались, поддерживали друг друга, обязательно раз в неделю посещали сауну и бассейн, частенько выбирались на выставки и в театры…

А потом дочь Валентины вышла замуж, родила внучку, и общение подруг как-то само по себе свернулось. Молодые — дочка с мужем — вроде бы живут отдельно, но Валентина от них не вылазит.

Дни и ночи «помогает дочери с ребенком». То гулять с коляской надо, то купать, то в поликлинику на диспансеризацию идти — дочка же одна не справится. Какие уж теперь театры, не до них!

Да и общаться с ней стало проблематично. Она как будто сама вдруг превратилась в молодую мамашу — разговоры только о ребенке, как «покушали», что «сказали», как «поспали ночью»…

Галина думала, что молодую бабушку со временем попустит, но идут месяцы и годы, а Валентина по-прежнему вся в ребенке. Забирает из сада, сидит на больничных, водит на кружки, с вечера пятницы и до понедельника берет девочку к себе, чтоб молодые родители могли отдохнуть.

В общем, все время на подхвате, то и дело несется, как скорая помощь, по звонку на выручку.

— Вот подожди, родится у тебя внук, тогда ты меня поймешь! — оправдывается Валентина.

…Своего внука Галине пришлось ждать долго — сын жениться не спешил, потом женился, но с ребенком у молодых не получалось. Наконец, чудо-таки произошло — невестка забеременела и полгода назад родила прекрасного здорового мальчика. Конечно, всей семьей ждали, беспокоились, переживали. Конечно, очень радовались, что все хорошо.

И вот вроде отношения с молодыми у Галины хорошие, и во время беременности она помогала невестке по мере сил — та лежала почти все девять месяцев. Но к малышу — о ужас! — Галину тянет не особо.

Нет, она звонит сыну, всегда осведомляется, как там дела у невестки и ребенка, регулярно поздравляет молодую маму с месячными датами, на рождение в подарок передала конверт с деньгами, на шесть месяцев — тоже.

Но какого-то особого беспокойства и вовлеченности, и уж тем более материнских чувств, когда говорят «мы покушали, мы покакали» — не чувствует. Ребенка за полгода видела три с половиной раза, один раз — на выписке.

Невестка о помощи не просит, а незваный гость — хуже татарина, рассуждает Галина. Жгучей потребности ехать, увидеть, пообщаться, узнать новости дня о ребенке у нее нет.

— Ну что?? Ну как там у вас?? — теперь звонит старой подруге Валентина. — Растет малыш? Что кушает? Сидит уже? пытается ползти?

Галина только пожимает плечами. Нормально все, вроде бы. Кажется, неделю или две назад они в поликлинике были, все хорошо. Если бы что-то было не так, сказали бы.

А что, должен уже ползать и сидеть? — наверно, ползает, раз должен, но, честно говоря, не знаю. Ну да, внук, после многих лет ожидания, ну и что теперь, в бассейн не сходить, с подругами не встретиться?..

— Как ты так можешь?? — недоумевает Валентина. — Ведь это твой внук! Неужели не интересно??..

Галине не то чтобы не интересно. Интересно — наряду с многими другими вещами в жизни. Она с удовольствием посмотрит фото внука, вспомнит, как растила своего сына, подивится удобству одноразовых подгузников, о которых они в свое время и не знали.

Но вставать с утра и бежать к внуку, отменять свои дела, встречи, планы — ни за что!

Может быть, потому, что это не дочкин, а невесткин ребенок? Вон подруга как носится со своей внучкой от дочки-то?..

Или дело все же в самой Галине?