Вернулся из армии, а моя девушка, писавшая что ждет, на встречу не пришла

Каждый мужчина обязан отдать свой долг Родине. Я впитал это еще с самого детства.

Мой отец был военным, мать тоже служила по контракту, брат учился в военном училище и тоже собирался посвятить себя армии. Пришло время и мне отслужить.

Конечно, я не планировал на всю жизнь стать военным и мотаться по гарнизонам, у меня были немного иные планы, но в армию я собирался точно.

И вот, мои проводы, девушка Светка плачет горькими слезами, друзья приободряют, желают всего хорошего.

Сначала сидим у меня дома, потом, под утро, вся толпа приятелей провожает меня к военкомату.

Там люди разбиты на кучки и в каждой есть свой призывник. Мама плачет, девушка не отлипает.

Я прощаюсь со всеми, а своего лучшего друга Мишку прошу помогать моей любимой. Ну, мало ли что может произойти за время службы, а она привыкла, что я ее надежная опора.

Друг, конечно, соглашается. Ну а я дальше сажусь в автобус и отправляюсь отдавать долг государству.

В те времена телефонами все только обзаводились потихоньку, поэтому основным способом поддерживать связь, были письма.

Писали все, в том числе лучший друг и девушка. Под конец службы ребята писали уже меньше, хотя я продолжал ждать от них весточки.

И вот он долгожданный дембель! Возвращаюсь, ко мне домой приходят друзья, все повзрослевшие: мальчишки – мужики, девчонки – красотки.

Нет только моей любимой. Да и друг позвонил и сказал, что заболел.

Не беда, я так рад всех видеть, что нет времени грустить. Тут один из друзей начинает мне рассказывать, почему не все пришли на мой праздник.

— Леш, ты только не психуй, но я должен тебе рассказать, — начал Ванька.

— Что случилось? – недоумеваю я.

— Ну, понимаешь, мы не хотели писать. В общем, Мишка, как ты и просил, приглядывал за Светкой, помогал, потом провожать ее начал домой, ну, типа темно и страшно одной. А потом у них это, ну, роман начался. Они сначала от нас прятались, а потом как-то гулять вдвоем вышли. Ну, мы Мишке пытались объяснить, что он плохо поступает, а он лишь головой кивал, говорил, что влюбился. А Светка твоя спустя пару недель Мишу бросила и стала встречаться со студентом юрфака. Ты прости, что мы молчали. Боялись, что ты сделаешь в армии что-нибудь с собой.

Я слушал и молчал.

Меня медленно накрывали разные эмоции: сначала обида, потом ненависть, потом просто равнодушие.

Наверно, я был сам виноват, ведь это я попросил друга быть рядом с моей девушкой. Такое вот двойное предательство.

Друга я со временем простил, мы даже подрались, но потом просто напились в местном баре.

Про девушку свою бывшую слышал, что она так и ищет для себя подходящую мужскую кандидатуру.

Угораздило же мне связать однажды себя отношениями с «переходным красным знаменем»!