Вдруг засомневался в отцовстве, а дочери уже тринадцать лет

– …У дочки четвертая группа крови, у нас с мужем – вторая и третья, и свекровь по этому поводу с ума сходит уже тринадцать лет! – рассказывает тридцатишестилетняя Вероника. – Мужу мозг выносит – ты, говорит, воспитываешь чужого ребенка! И раньше он только посмеивался, а тут мне и заявил, представляешь: хочу, говорит, сделать экспертизу, пусть мать успокоится. Нет, ну каково? Раньше он и внимания на ее крики не обращал… Я говорю – ну давай, делай, но знай, что после такого я жить с тобой не буду. С результатами анализов пойдешь жить к маме!

…Дочери Вероники и ее мужа тринадцать, и сейчас у их семьи вообще не самый простой период со всех сторон. У ребенка пубертат цветет пышным цветом, с ней очень непросто. К тому же еще и муж остался без работы. Ищет новое место третий месяц, пока безрезультатно.

Вероника тянет семью одна, а зарплата у нее не самая большая. Хорошо, что есть кое-какие накопления на черный день, но они в последнее время тают с пугающей скоростью.

Самое время, конечно, вести разговоры о ДНК-экспертизе, за которую нужно выложить кругленькую сумму.

– Я говорю, а ты представляешь, сколько это стоит? А он мне, такой – да не так и дорого, я уже посмотрел на сайте клиники. Ну нормально! Этот человек к стоматологу уже полгода записаться не может, а тут, надо же, уже все нашел и посмотрел… Ты, он мне говорит, о деньгах не переживай, на анализ я заработаю!.. Хорош папаша: на еду ребенку заработать, значит, никак не получается, а на всякую глупость – пожалуйста, не проблема!

Вероника категорически против этих экспертиз, тем более, в угоду свекрови. Отношения у женщин с самого начала, мягко говоря, не сложились, а намеки и разговоры про «чужого ребенка», естественно, лишь добавили неприязни.

Вероника до сих пор не может забыть истерику, которую тринадцать лет назад устроила свекровь, придя в гости посмотреть на внучку на следующий день после выписки из роддома. Молодая мать в спальне кормила младенца, а на кухонном столе лежали все выписки – с минуты на минуту ждали прихода медсестры из поликлиники.

Ну конечно, пока все замешкались, свекровь не преминула сунуть нос в бумажки.

– Это что такое! Ты это видел вообще? – внезапно завопила она, как сирена, вбегая в комнату с выписками в руках и тыча ими в нос сыну. – Что-что! Ты биологию в школе учил вообще? Сюда смотри: у ребенка четвертая группа крови! Четвертая!.. Ну, сообразил?..

…Поначалу муж и слушать мать не хотел, когда она заводила эту тему. Просто крутил пальцем у виска. А теперь вот стал, получается, задумываться?

Вероника не обязана оправдываться, она ни в чем ни перед кем не виновата. А вот как воспримет всю эту ситуацию ребенок?

Девочка уже далеко не в том возрасте, когда можно было взять ее за руку и, ничего особо не объясняя, отвести на анализ. Ей тринадцать, она не слепая и не глухая, прекрасно поймет, куда и зачем ее привели. Подростки сейчас продвинутые, их не обманешь.

Что она подумает о родителях, о матери, прежде всего?

– Сомневаешься, что твоя дочь? Собирайся и уходи к маме! – говорит мужу она. – Это дешевле и проще. Не надо никаких экспертиз! Считайте, что она не ваша.

Но, чем больше сопротивляется Вероника, тем больше муж утверждается в своем намерении пойти и сделать анализ. Свекровь подливает масла в огонь – мол, если бы все было чисто и прозрачно, Вероника бы так не упорствовала, пошла бы и сделала анализ.

– А я бы сделала на твоем месте, чтоб все заткнулись! – советует подруга.

– Да мне проще развестись, чем дать на это все согласие! – злится Вероника.

Намерение мужа пойти и сделать экспертизу на отцовство взрослой уже дочери – это действительно унизительно для всех? После такого – только развод?

Или ничего прямо «такого» в желании папы убедиться в своем статусе нет и быть не может? Жена должна согласиться?

А вы что думаете?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о