«Ваш сын нашей дочери испортил жизнь!..»

— А я ведь знала, что этим закончится! — чуть не плачет моя знакомая, Ксения. — Сыну десять раз говорила. Беседовала, предупреждала, напоминала. Он все на меня рукой махал — мама, я все знаю. Ну вот, допрыгались теперь!

История банальна: девочка Вика, с которой дружил шестнадцатилетний сын Ксении Данила, внезапно беременна. Срок еще небольшой, но мама Вики, кажется, принципиально против абортов.

— Стану теперь бабушкой в неполные сорок лет! — расстраивается Ксения.

…Ребята познакомились в предметном лагере прошлым летом. Ровесники, оба неглупые, учатся хорошо, оба единственные дети в благополучных полных семьях. В лагере обменялись контактами, а уже по приезду домой девочка Вика сама нашла Даню в социальных сетях.

— Эта Вика просто проходу Даниле не давала, — рассказывает Ксения. — И названивала, и писала, и встретиться его звала постоянно. Телефон просто не замолкал. Приезжала, караулила его, муж ее в нашем подъезде видел. Судя по всему, девочка очень настырная. И развитая… Мне даже показалось, что она старше Данилы намного. Я была удивлена, что ей тоже шестнадцать… У Данилы такой уж прямо любви к ней не было, но она взяла его в оборот! Там просто не было шансов…

Конечно, с Даней вели беседы вели и про отношения, и про любовь, и про предохранение, и про вот это вот все. Но — классика жанра — все это не помогло.

— А я вот теперь понимаю, почему раньше в деревнях в таких случаях именно девкам ворота дегтем мазали! — запальчиво говорит Ксения. — Не парням! Потому что девяносто процентов вины, я считаю, на той семье! Воспитывали бы дочь нормально и следили за ней, такого бы сейчас не было… А они нам теперь заявляют — вы, мол, понимаете, что ваш сын нашей дочери жизнь испортил? Ну, каково? Перекладывают с больной головы на здоровую!

— Слушай, ну так тоже нельзя! — говорит Ксении подруга, которая в курсе ситуации. — Винишь кого угодно, только не своего сына! Так нельзя! Вот если бы у меня был сын и он выкинул такое — да я бы его! Ух! Выпорола бы так, что неделю сидеть не мог! Посадила бы на хлеб и воду и отправила бы на заработки, чтоб ребенка содержал!

— Вы такие все смешные, теоретики! — насмешливо вздыхает Ксения. — Дочек своих непутевых выпорите лучше, чтоб хвостами не крутили перед мальчишками. И, если в постель ложатся, думали о предохранении сами. Потому что отвечать за все им придется самим!

— И что, ты позволишь, чтобы все просто так сошло твоему любимому сыночку с рук?

— Ну а что я могу теперь сделать? — разводит руками Ксения. — Выгнать сына из дома? Лишить его мороженого? Выпороть? Заставить жениться? Что?… Вот говорят — мужчина тоже несет ответственность, бла-бла-бла… Да нифига! Что вот теперь взять с мужчины, которому шестнадцать? Да и даже с его родителей? Ничего!

— Ну как это — “ничего”. Сейчас родит, будете воспитывать…

— Если уж родит, нам все равно никто ребенка не отдаст! Растить будут сами. Могут денег попросить, но много ли возьмешь с такого папы?

***

А вы согласны с тем, что в подростковой беременности виноваты родители? Подростки — они же дети, и даже в 16-17 лет. Да что там говорить, сегодня и в двадцать пять они еще дети: не стоят на ногах, ищут себя, учатся и находятся на полном родительском обеспечении.

А родители — взрослые люди, они несут за детей ответственность. Поэтому подобные эксцессы — на их совести?

У «хороших» родителей дочь не окажется в такой ситуации? А сын?