Валерия

Есть такие привычки, которые безмерно раздражают окружающих людей. Вроде, и плохого ничего человек не сделал, но как он чавкает…

Мой двоюродный дядя — любитель после еды поковыряться в зубах вилкой, а не специально для этого предназначенными зубочистками.

Муж моей подруги тоже использует вилку не по прямому назначению: ей он чешет себе спину, несмотря на специально приобретённую супругой удобную чесалку на длинной ручке.

У моего мужа тоже есть дурацкая привычка: сначала он накладывает себе в кружку кофе, а только потом — сахар.

И крупинки растворимого кофе с ложки попадают в сахарницу. Эти тёмные пятна на белом фоне я долгое время воспринимала чуть ли не как плевок в душу. Просьбы, уговоры, увещевания и даже один скандал — не помогли.

После нескольких лет борьбы я плюнула на это неблагодарное дело и теперь с абсолютно равнодушным покерфейсом вылавливаю кофе из сахара и перемещаю в мусорное ведро. И смысл был раздражаться столько лет?

Мою двоюродную сестру так бесили залежи не самых свежих носков её супруга, которые она находила в самых неожиданных местах, что однажды все носки в доме были выброшены с балкона в приступе ярости.

Как ни странно, после этого акта вандализма, носки стали складироваться исключительно в корзину для стирки.

По моему личному мнению, в этом своеобразном параде лидируют люди, имеющие привычку не дослушивать и перебивать собеседника в попытке вставить свои заумные пять копеек . Они— практически вне конкуренции.

Супруг главной героини этой статьи тоже имеет противную, по мнению Валерии, привычку: остриженные ногти он любовно складывает в цветочные горшки и гордится тем, что хоть немного удобрил растения.

И всё бы ничего, только цветы принадлежали не самой Валерии, а её бабушке, в квартире у которой жила пара до недавнего времени.

Тема, конечно, не самая приятная. Но ведь что естественно, то не безобразно?))

— Почти два года нормально у бабушки прожили, сразу после свадьбы переехали. Бабушка сама предложила, чтобы мы с Юрой чужим людям за аренду не платили. Полгода она на даче, мы вдвоём. Красота. Полностью на себя продукты и коммуналку взяли, бабушка так радовалась, что у неё больше денег с пенсии оставаться будет. — рассказывает Валерия.

Идиллия продлилась недолго: до первого возвращения Полины Максимовны с дачи в конце сентября. Буквально через час после её возвращения трёхкомнатную квартиру озарил её крик:

— Это что такое?

Валерия, всё бросив, побежала к бабушке. Пенсионерка держала в руках цветочный горшок с любимым филодендроном и разорялась:

— Лера! Лера, ты посмотри! Вы что наделали?

Лера подошла поближе и разглядела, чему возмущена бабушка: на поверхности земли в горшке лежали кучки с ногтями. Лера сразу поняла, чьих это пакостных рук дело и успокоила бабушку, пообещав всё убрать и поговорить с мужем.

— Я с Юрой поговорила, — вздыхает Лера, — он клятвенно пообещал больше так не делать. Заодно удивился: дескать, у него дома всегда так делали, для цветов полезно, вроде как удобрение. Я рассмеялась — ну какое, нафиг, удобрение? Хотя, если это придумка моей свекрови, то я не удивлена. Она ещё какая выдумщица.

Инцидент был исчерпан. Но, на всякий случай, Полина Максимовна унесла все горшки к себе в комнату. Лера заказала бабушке пару красивых подставок, чтобы они не стояли где придётся.

Пока бабушка была дома, никаких поползновений в сторону цветочных горшков Юра не предпринимал. А весной, стоило Полине Максимовне уехать, он вновь принялся за старое. Но в это раз молодой человек был умней: отходы от своего маникюра и педикюра он зарывал в землю. Напомню: цветы стояли в комнате у пенсионерки.

Осенью, по возвращению бабушки и тишине по этому цветочных горшков, Валерия вздохнула спокойно: муж всё понял. Тишина продлилась ровно до момента пересадки 5-летнего нефролеписа.

— Лера! Твою мышь! — позволила себе ругательство Полина Максимовна, подзывая внучку.

Проверен был не только вышеназванный красавец, но и земля в остальных горшках. Сразу после этого паре было сказано собирать вещи.

Полина Максимовна не выставила внучку и зятя в тот же день, она дала им время на поиск квартиры или комнаты.

— Я просила бабушку успокоиться, обещала, что больше подобного не повторится. Но её обидело не только то, что Юра продолжил пакостить, но и то, что он ходил в её комнату в её отсутствие. Нам было выделено две комнаты из трёх, а мы этого не оценили, получается. С Юрой я тогда поругалась. Он только виновато разводил руками: «Лера, я всю жизнь так делал!» Вот сказал бы сразу, я бы купила пару горшков к нам в комнату. Нет ведь, надо было молча продолжать своё грязное дело. С тем, что выселили нас справедливо, Юра согласился. Он извинился перед бабушкой, принёс ей несколько пакетов с супер-пупер-грунтом для комнатных цветов. Но мы всё равно переехали, когда нашли квартиру. — говорит Валерия.

Родители Валерии отнеслись к произошедшему спокойно, молодого зятя осуждать не стали. А мама Юры одно время всё порывалась нанести визит Полине Максимовне, под предлогом «корзиночку обидели, ай какие нехорошие!».

— Юра сам тогда с матерью поговорил, она нас и бабушку в покое оставила. Ещё она подарила нам большой горшок с фуксией, специально для Юры. Ну вот привык он так делать, сколько разговаривала — всё без толку. Ладно хоть бабушка остыла, в гости зовёт, дарами огорода балует. Я с Юриной привычкой смирилась. Могло бы быть и хуже: например, Юра мог бы оказаться маменькиным сынком или громко храпеть по ночам. Сейчас мы думаем над покупкой собственного жилья: бабушка решила перебраться в квартиру поменьше. Всё хорошо, что хорошо кончается. — закончила свой рассказ Валерия.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о