Валерик

-Тось, Валерик поживёт у нас, можно?- на кухню заглянул супруг Антонины Макс, Валерик, это его младший брат.

Очень младший брат, мама родила Макса в двадцать, а Валерика в сорок пять.

Родился Валерик от случайной связи, как утверждала и Татьяна Ивановна мать её мужа и его брата и отец Макса, супруга Тоси, Никита Максимович.

На тот момент родители Макса расходились, Максим говорит, что они вообще всю жизнь жили как кошка с собакой.

То он её ревнует, то она загуляет, то он её с кем-то поймает, то она ему ребро сломает.

При этом он обожал свою Людочку и всё ей прощал.

И Валерика простил тоже.

Как только узнал что супруга в положении, сразу вернулся в семью, и дал своё имя родившемуся малышу.

Тося не сильно любезничала со свекровью, вернее она с ней.

Она, свекровь, считала себя самой красивой женщиной на свете, и не терпела рядом других лиц женского пола.

Её выкорёживало прям.

А Тося не могла спокойно смотреть как хоть и хорошо выглядящая, но всё же шестидесятилетняя, гм…девушка, как она себя именовала, в наглую флиртует с её братом и его друзьями, младшим, между прочим.

Брат с пацанами ржут, а Тосе неудобно, внуки вон подрастают, а бабка всё козлыкает, думает Тося.

В общем не нашли они общий язык.

Как ни старалась свекровь пересилить себя и сделать хотя бы вид, что терпит свою сноху, как не старалась Тося не кривить губы и не таращить глаза при виде того, как престарелая нимфетка трётся всеми частями тела о молодые тела, вызывая смеху парней, ничего не получалось у них обеих.

Что их держало в рамках приличия при встрече друг с другом, так это любовь к Максу.

Сыновей своих Роза Карповна любила до безумия, а Валерика так особенно.

Валерик был её смыслом жизни, её вселенной, её всем!

Смешно сказать, Тося толком и не знала Валерика, в тот год они с Максом женились, вот живут вместе пятнадцать лет, столько же лет и Валерику.

Видела она его несколько раз в год, на чьих-то днях рождениях.

Чаще всего мальчик сидел заваленный игрушками, либо в планшете, что строго было ограничено у Тосиных и Максовых детей.

Их двойня, Машка с Мишкой, родились через два года после рождения Валерика.

Поэтому они всегда психовали что почему, Валерику можно без конца смотреть мультики по личному планшету, есть сколько хочешь мороженого, бургеров и пиццы, а также мама то есть бабушка, то есть Роза, так как детям строго запрещалось называть бабушку бабушкой только по имени, разрешает ему ложиться глубоко за полночь и вставать когда хочет.

Особенно в каникулы.

А они, бедные дети, должны в любое время года подрываться в шесть утра, делать зарядку, есть гадкую кашу, и несладкие хлопья, и тащиться на тренировку, а потом в школу, а потом…

-А ну цыц, — прерывали нытье “несчастных детишек” мама либо папа, — а ну марш полезными делами заниматься, делу время, потехе час.

Поэтому в свои тринадцать лет, Мишка с Машкой считали верхом неприличия клянчить деньги у мамы и папы на свои хотелки.

Они работали промоутерами, искали просрочку в магазинах, кстати за это хорошо платили, раздавали бесплатные газеты, мыли машины, при этом каждый ещё занимался в своей спортивной секции.

Валерик же возлежал на диване, поедая горстями разные комплексы витаминов, потому что мама, как бы не молодилась и не хорохорилась, но возраст брал своё то есть как и все возрастные дамы, вдруг полюбила больницы.

И полюбила таскать по тем больницам Валерика находя у него признаки разных заболеваний, которые врачи благополучно не подтверждали, ни у кого из них.

Да что там они понимают эти врачи…

В общем Валерик рос каким-то сонным и квёлым, поедающий тонны таблеток и булок, валяясь на диване и смотря в планшет либо в телек.

Поэтому Тося была очень удивлена, тем, что Макс спросил разрешение на погостить.

-Пусть поживёт, конечно, а что случилось?

-Да у маман новая фишка, врач сказала что у Валерика ожирение, и что он на грани того, чтобы схлопотать хроническое заболевание.

Она по привычке начала ахать и охать прям в кабинете жалуясь на то, что она говорила что ребёнок болен, но её никто не хотел слушать

Врач посмотрев на неё удивлённо, сказала что Валерик ничем не болен, совершенно и что его надо гонять, ка объевшуюся корову, по тридцать кругов в день.

Что раскормила мама Валерика, как свинью на убой, и теперь это надо срочно исправлять!

Короче вот, мать решила что мы как-то плодотворно на него подействуем и что годами копившийся жир уйдёт за две недели.

-Какие две недели?- не поняла Тося.

-А, я забыл тебе сказать, она же вся уставшая и замученная, и отец купил ей путёвку в Тунис.

-О, она с Никитой Максимовичем поедет?

-Ага, держи карман шире, одна конечно…

Вечером привезли Валерика. Унылый пятнадцатилетний подросток, в мешковатых штанах, клетчатой рубашке, застегнутый на все пуговицы, с полузакрытыми глазами.

Он вяло сидел на диване и смотрел в одну точку.

Машка с Мишкой с любопытством смотрели на ,Валерика, он не обращал ни на кого ни малейшего внимания.

Достал планшет, нашёл в сумке пакет с шоколадными конфетами, положенный заботливой мамой, килограмма на полтора, возлёг на диван и не удосужившись включить наушники, включил какую-то иностранную ерунду с плохим русским переводом, начал вяло уплетать конфеты, складывая фантики возле дивана.

-Это что? — спросил пришедший с работы Макс?

-Это твой брат Валерик, -ответила недоумённо Тося

-Я вижу, что за…

-Это твой брат, Валерик, -ответила опять Тося и ушла на кухню.

Мишка с Машкой мигом скрылись в комнате и на всякий случай вытерли пыль, потому что папа орал.

Делал он это редко и по делу, орал он на Валерика.

Тот с начала и не понял чего от него требует старший брат.

В смысле встать с дивана и убрать за собой? Как это?

Плачущий горькими слезами Валерик пытался дозвониться до мамы, но мама была не доступна, совсем.

Папа же сказал что Макс правильно делает, и что жаль мать раньше не дала ему папе, воспитать из Валерика человека, а не тюленя.

И узнал Валерик что такое ад.

Потому что увёз их Макс в деревню, его и прыгающих близнецов в тьму-таракань, в глухую деревню, как же дождаться, когда приедет мама!

Здесь даже туалет не туалет, а маленький деревянный, покосившийся домик.

А вместо ванны баня, с выходом в реку, и никакого интернета…

Мало того, что они не кормили его, никаких булок, пиццы, бургеров, вкусняшек, так ещё и заставляли работать, бегать, прыгать.

Он болен!

А они!

И ещё эта мамочка, предательница, кости греет на солнышке, а он тут…

Валерик считал дни, когда он сможет поехать домой.

Вот наконец-то мама возвращается, ура! Он всё расскажет мамочке, она им задаст.

Но прямо из аэропорта, маму увозят в больницу, она заразилась там какой-то палочкой, и Валерик продолжил жить в этом страшном месте, со старшим братом и его невыносимыми детьми и дурацкой женой.

Правда эти хитрые, Макс и Тося по очереди уезжали в город, у них там видите ли работа.

И всё лето Валерик сидел на каких-то диетах, ел огурцы и помидоры, отварное мясо и яйца, каие-то зелёные супы.

Он забыл когда пил вкусную газировку и ел пирожки и булки, вся одежда на нём болтается, кости да кожа, жалеет себя Валерик.

А парень потом втягивается, и ему даже …нравится.

Вот наконец-то перед первым сентября закончилась каторга для Валерика, близнецам в школу, а ему домой можно, на любимый диванчик.

Да только что-то невесело Валерику от мысли что будет лежать он на диване целыми днями, наедать бока.

В то время как близнецы мечтают как они будут опять раздавать флаеры, хотят накопить себе на новые телефоны денег, конечно им хорошо, их двое, им весело.

А он, он Валерик опять один будет…Опять мама будет таскать его по больницам пичкать витаминами и таблетками.

Этот год он пробудет дома, так мама сказала, что подрастёт, потом куда-нибудь поступит.

-Валерик, — говорит не такая уж и плохая Тося, — ты чего загрустил?

-Мааам, — орёт неугомонная Машка, — смотри, когда мы в деревню в начале лета ехали мы с Мишкой едва по бокам прижавшись сидели в машине, а теперь ещё два меня и Мишки и пол Валерика вместится!

-Да, кивает Тося головой, Валерик очень похудел, и выглядит я считаю прекрасно! Скажи же Макс, — спрашивает Тося мужа.

-Ага, Валерка, надо тебе шмотки купить а то не повезу же я тебя домой в Мишкиных старых трикошках.

И они все начинают наперебой хвалить Валерика, какой он молодец. Мальчишка стесняется, смущается, краснеет.

Мама не узнала Валерика!

Мама была в шоке.

Валерик так никогда и не узнает, как рыдала и билась мама в истерике, когда просила после двухнедельного отпуска вернуть ей ребёнка.

Но Макс с Тосей сказали твёрдое нет, и сказали что они не позволят издеваться над ребёнком!

Будто она, мама не знает что нужно её мальчику.

Валерик никогда не узнает, что мама не лежала в больнице, что это придумали брат с женой. Как и не узнает то, что папа совсем не папа.

Папа очень удивился, обнял Валерика, похлопал по загорелой и мускулистой спине, и сказал что он им гордиться!

Папа! Гордится! Валериком!

Ни мама охает и ахает над полусонным сынулей, а папа гордится!

-Пап, я знаю как ловить рыбу, на удочку, умею развести костёр, знаю что нужно сделать чтобы не кусали комары, и чем заменить туалетную бумагу, а ещё…

-Мой сын! — сказал папа и многозначительно посмотрел на маму тааааким взглядом! Что мама смутилась и глаза её забегали, — мой сын! Мой мальчик, ты вырос и за одно лето превратился в настоящего мужчину, я уважаю тебя!

-Это Максу с Тосей спасибо, и Мишке с Машкой стыдно же что девчонка ловит рыбу, а ты стоишь и мучаешься, что комары покусали и у тебя всё лицо заплыло, — хмыкает Валерик

-Тебя тогда мошка ядовитая укусила, — со знанием дела говорит Машка,- меня тоже кусала, а помнишь как ты конского щавеля наелся и у тебя живот болел, и дети начинают хохотать….

Макс с Тосей и ребятами уехали, взяв с Валерика обещание поехать с ними в пятницу раздавать флаеры.

Валерик жевал лениво пирожок, которых кучу состряпала мама и о чём-то сосредоточенно думал…

***

-Тось, на кухню заглянул Макс.

-Оу.

-Даже не знаю как сказать, там Валерик…

-А что он там стоит?
-А он не стоит, гм…он к нам жить просится, — виновато сказал Макс.

-Ну что ж, Машку в маленькую комнату, мы в Мишкину, а Мишка с Валериком в нашу, — быстро сообразила Тося.

Макс облегченно вздохнул.

Вечером Тося пересказывала Максу разговор со своим младшим братом.

-Говорит, Стас, ну помнишь, такой ходит, сам себе нравится, в начале лета в Тунис летал, не за свой счёт, говорит дамочку нашёл,огонь…

-Да?

-Угу.

И Макс с Тосей начинают тихонько смеяться.

-Да нет,- говорит Макс.

-Я тоже думаю что нет, говорит он её Цветочек зовёт…Розочка.

-Хорошо хоть не сухоцвет, -задумчиво говорит Макс,- гербарий, и они опять прыскают от смеха…

Как дальше будет,, кто его знает. Но Макс по бросьбе брата записал того в секцию. А Тося решила подтянуть с ним кое-какие предметы, чтобы год зря не прошёл.

Родители Макса записались в какой-то клуб по интересам.

-Что уж там , — говорит мама Роза, мы же теперь пенсионеры,будем соответствовать и наигранно вздыхает.

-И ничего вы не пенсионерка — от чистого сердца говорит Тося, — вы вон как выглядите хорошо.

Свекровь краснеет и смущается, как девчонка…

А дети? Что дети заявили что летом по речке сплавляться будут, которая в деревне течёт.

-Да пусть сплавляются, -говорит папа Макса, хотя почему Макса Валерика тоже, -пусть сплавляются я в детстве с пацанами постоянно по ней на бревне плавал она тогда в силе была, и Макс по ней гонял на плоту, так что пусть…

Мавридика д.

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x