В семье не без вора

Август, в семье мужа, очень урожайный месяц. Урожайный на дни рождения. 4 августа — день рождения моей золовки Насти. 11 — день рождения свекра. 12 числа был юбилей свекрови, 50 лет ей исполнилось. И 18 августа, четыре года назад, родилась моя младшая дочь.

Идея — собрать всех на даче, принадлежала свекрови. Они с Настей договорились отметить ее 26-летие именно там, а мы с мужем от приглашения не отказались. Взяли детей — 12-летнего Кирюшу и почти 4-летнюю Василису, и двинулись в путь. Шашлыки, баня, свежий воздух — красота. Погода, правда, подкачала немного — всего +20 было, зато без дождя.

И уж не помню точно, кто именно за столом заикнулся, что 11 и 12 мы тоже все должны приехать, свекров поздравить, но все дружно это предложение поддержали.

Шашлык был съеден, танцы — сплясаны, дети — отмыты в бане до скрипа и спать уложены. А взрослые принялись петь песни под гитару. Сидели почти до утра, всей семьей, душевно поговорили, хорошенько посмеялись — я была в восторге. Семья мужа, за эти годы, действительно стала мне родной.

Кража №1. Радость немного омрачило то, что когда мы в воскресенье поехали домой, в наших с мужем кошельках мы недосчитались денег. У мужа не хватало 2 тысяч, у меня — около 1500.

Мы как следует почесали репы, припомнили все траты, соотнесли эти суммы с количеством снятых, перед поездкой на дачу, наличных — да, дефицит был около 3500. Придя к мнению, что мы где-то ошиблись и никто из семьи мужа украсть ничего не мог, мы как-то не стали поднимать эту тему.

Последние 18 лет, свои дни рождения свекры отмечали в один день — 12 августа. Свекровь рассказывала, что когда они с мужем были молодыми, они начинали праздновать 11, а 12 — продолжали. В моем понимании — это небольшой запой, а свекровь называла это «плавно перетекающим праздником».

Всю рабочую неделю мы с мужем ломали головы — что же подарить его родителям. В итоге, мы решили подарить не самый оригинальный, но самый нужный подарок — деньги. Купив два красивых конверта, свекрови — с цветочками, а свекру — с прикольной надписью, мы расфасовали по ним по 7 тысяч рублей.

День рождения свекров прошел ничуть не хуже, чем Настин, за неделю до этого. Опять шашлыки, баня, огромный торт и невероятное количество салатов. Песни, танцы, прыжки через костер с загадыванием желания. Шум стоял — все соседи-дачники вместе с нами гуляли.

Кража №2. И — да. По дороге домой мы вновь недосчитались купюр в кошельках. Один раз — еще могло быть случайностью, а вот второй раз подряд — уже закономерность. В понедельник я позвонила Насте и поинтересовалась — не пропадали ли у нее деньги.

— Знаешь, я у тебя то же самое спросить хотела. Неудобно как-то — все свои были. Но у нас с мужем 5000 как корова слизала, это после моей днюхи. А вчера, я точно помню — мужу с 5000 сдачу сдали 4700, а в кошельке только 2 тыщи было. Мне повезло — я кошелек с собой не беру, если с мужем куда-то еду. Знаешь давай как сделаем? 18 приезжайте на дачу, Ваське у тебя 4 года будет, так? Вот там и придумаем что-нибудь, как вора вычислить. — предложила Настя.

Так и было решено. Муж позвонил своим родителям и сообщил им, чтобы 18 снова нас ждали в гости.

Как вычислить вора, мы так и не придумали. Единственное, что мы с мужем сделали — наличные деньги (все равно пришлось снять — в деревне нет банкоматов и терминалов) мы в бардачок убрали.

Дочке надарили кучу подарков и море воздушных шаров. Любимые дедушка и бабушка подарили шикарный велосипед и обсыпали внучку тонной поцелуев. На детском дне рождения алкоголя не было, поэтому все просто объелись всяких вкусностей.

Ближе к вечеру Настя подняла крик — ее мужа опять ограбили. Свекр забористо выругался, свекровь схватилась за голову:

— Батюшки светлы! Да не мог никто, мы же семья! Что же такое делается-то, а? Как так-то? Не верю я, не верю! Мы все тут — порядочные люди!

Свекр принялся успокаивать свою жену. А мы принялись за поиски вора. Было решено проверить всех, кто был в доме.

Деньги нашли у Кирилла, у моего сына. В рюкзаке, в маленьком кармашке лежали скомканные купюры. Всего 1200 рублей. Сын принялся кричать, что он ничего не брал, Настя схватила его за ухо и принялась обругивать.

— Подожди! Оставь парня! — сказал Настин муж и спросил у нас с мужем: — У вас много пропало?

— Мы решили не рисковать. Деньги в бардачке оставили. У нас ничего не пропало. — пояснила я.

Настя сразу куда-то ускакала, мужчины принялись искать остальные деньги, а я вывела сына на улицу, посадила напротив и принялась расспрашивать.

— Отстань ты он него, Кирюшка все время под ногами у меня крутился, да и честный он у нас мальчик. Не мог он ничего взять! — заступилась свекровь за внука.

— Мама, я честно не брал! Зуб даю! — насупился сын.

— Да верю я тебе, верю. — я потрепала ребенка по волосам.

К нам за столом присоединилось остальное семейство. Все принялись галдеть, спорить. Настя громко уверяла, что вор — Кирюшка, что ремень надо принести. А еще она принялась разоряться и требовать с нас деньги:

— Если посчитать, ваш Кирилл на мою днюху 5 тыщ спер, потом на юбилее еще 2700, так что, родственнички дорогие, с вас 7700! И сына бы выдрали, а то так и до тюрьмы недалеко!

Разглагольствования Насти прервал ее муж:

— А ты откуда знаешь, что на юбилее 2700 пропало? Я тебе не говорил.

— Как не говорил? Говорил! Ты что, не помнишь, что ли? — Настя нервно хохотнула.

— А ну-ку пойдем, поговорим! — муж Насти вытащил ее из-за стола и увел девушку в дом.

Вор, точнее — воровка, была найдена. Так бездарно и глупо спалиться — это умудриться надо. Настин муж пообещал нам все возместить. Настя. красная как рак, стояла стыдливо опустив голову. Она попыталась выдавить из себя извинения, но ей не дали: свекровь, схватив полотенце, принялась гонять свою дочь по двору, всячески ее обругивая.

Кирилл был реабилитирован в глазах общественности. Муж Насти стал отдавать ему те 1200, в качестве возмещения морально ущерба, но сын не взял. Так и сказал:

— Мне чужого не надо!

Настя с мужем уехали в субботу, сразу после этих некрасивых разбирательств. Мы с семейством вернулись домой вчера вечером. Свекровь всю ночь глаз не сомкнула, все воскресенье плакала да спрашивала — «как я такую дочь вырастить могла?»

Вчера, как только мы вернулись с дачи, к нам приехал Настин муж, попросился перекантоваться пару дней. Он решительно настроен на развод. Говорит, что не может жить с таким человеком.

Да, Настя поступила некрасиво — воровала у своей же семьи, еще и сына моего виноватым хотела выставить. Но разве это повод для развода? Мне кажется, что если любишь человека, можно многое простить. Или подобное простить невозможно? И вообще — зачем у собственного-то мужа было красть, если можно было просто попросить?