Потрясающий жизненный рассказ про умного пса Рэя, который все же совершил в своей жизни одну ошибку…

Пес у нас был Рэй – овчарка восточно-европейская, ровно 10 лет с нами прожил – как родился 3 сентября, так и погиб спустя 10 лет. Взял его отец – мне 7 лет было, дорого стоил тогда. В то время денег на прививки не было, отец считал – жить захочет — выживет.

Не злой был, но только к чужим – к детям добродушный, а вот пьяных на дух не переносил – шерсть дыбом сразу – оскал и утробное рычание. Хотя всех чужих в квартире по стеночке ставил – вальяжно так ходил – зайдет в гости подруга – сначала лай, потом — усиленное обнюхивание (на этот момент, как раз, гость принимает стойку– Смирно!) затем вдоль стеночки в комнату, но дверь закрывать – нельзя!

Пес должен знать, что творится в его доме. Был случай, когда сестрица закрылась с парнем в комнате, ну все дела, как положено, шуры-муры, легкий взвизг – и дверь уже летит с петель, пес на пороге – шерсть дыбом, парень в «легком» шоке.

А еще у пса был свой личный диван на кухне. Просто стоял в сторонке такой большой (уже шерстяной) диванище, он на нем ночью всегда спал. И с мамой частенько там любил прикимарить днем. Мама на краешек сядет – чайку нальет, а псинка голову ей на колени, и вытянется как раз вдоль всего дивана.

Или бывало, засядем всей семьей на диванчике собачьем – придет пес, недовольно на нас так посмотрит, залезет посередине бесцеремонно, протиснет попу с хвостом и начинает плавными качающимися движениями протискиваться между нами.

Естественно, деваться некуда, и один с дивана обязательно сойдет – места хватит, как раз, псу свернуться в тугой калачик и с неимоверным кряхтением прилечь, наконец, на своё законное место.

Нечастых гостей, ночующих дома, на этот же диван укладывали спать, частенько посреди ночи они просыпались от собачьего храпения на соседней подушке. И боясь пошевелиться, гость обычно ждал утра, пока не проснутся хозяева и не подымут их шерстяного соседа.

Ну да – его боялись – гости говорили шепотом, но если человек ночует, на утро «контроль» с него снимается (почти – гладить пса разрешалось лишь членам семьи). Но был у пса, как и у любого кобеля, просто инстинктивный «загул».

Пойдешь выгуливать – а он срывается, и хвост трубой, скрывается за горизонтом. И приводил его после «загула» какой-нибудь сосед – в эти моменты, когда пес считал себе крайне виноватым, кобель разрешал себя гладить чужаку (чем тот с пребольшим удовольствием обычно пользовался).

Но как только пес отмывался, был накормлен (обычно уже через час) – его статус хозяина восстанавливался, и сосед, уже ходил по стеночке и говорил шепотом.

И питался он всем, разве что не любил помидоры почему-то, ну и цитрусы еще. Дашь огурец – семечки аккуратно в кучке на полу, дашь яйцо отварное – скорлупа тоже. Яблоки он любил, и мясо, безусловно!

Бывает хрумкаешь яблоком – пес сидит рядом голова в сторону отведена, а глаза от яблока не отрываются. И как только начинаешь доедать – тогда уже псина напоминает о себе (пусть – крайне невежливо) – тяфкнет разок громко, слюни пустит, а сам вроде и не глядит на тебя – отдашь огрызочек – вмиг клацнет пастью и сглотнет.

И любил он нас сильно, добро так! Перед сном обойдет, наши маковки девчачьи обнюхает и после этого идет на диванчик свой. Редко, если кто дома не ночует – тоскует сильно, не спит и не ест.

А если родители ругались…

Читай продолжение на следующей странице