Удочерил? Плати алименты!

— … Ну а как он хотел? — рассуждает моя знакомая, Ксения. — Шуточки тут ему, что ли? Он ребенка удочерил, находясь в трезвом уме. Никто его не заставлял… У дочки биопапаша был, который худо-бедно, но алименты платил, а Вячеслав переоформил ее на себя. И что теперь, мне ее одной тащить до совершеннолетия? Ну уж нет!

Ксения вышла замуж за Вячеслава, имея пятилетнюю дочь от первого брака. Дочь она растила одна почти с рождения, биопапа платил копеечные алименты и больше никакого участия в ребенке не принимал.

И на этом фоне Ксению очень подкупило отношение Вячеслава к ее дочери — они стали настоящими друзьями. Вячеслав научил ее кататься на роликах, сводил в поход, купил велосипед, пообещал собаку…

Ребенок его просто боготворил. И после свадьбы Вячеслав в отношении дочки не изменился в худшую сторону.

Девочка звала его «папа» и заглядывала в глаза.

— А может, мне ее и правда удочерить? — спустя какое-то время спросил Вячеслав жену. — Ты не против? Будем уже все на одной фамилии, семья как семья.

Ксения была не против, биопапа тоже с восторгом согласился — это ж ему алименты больше не платить, счастье-то какое.

Оформили бумаги, Вячеслав стал юридически отцом дочери своей жены.

Жили-поживали несколько лет, все было хорошо, родился второй ребенок. Вячеслав с удовольствием занимался теперь уже двумя девочками, не делая разницы на свою и чужую по крови.

Проблемы начались, когда у первой дочери пубертат снес крышу.

И ведь вроде бы нормальная семья, родители вменяемые, девочка не брошена, а творит непонятно что. Хамит, прогуливает школу, не учится, делает только то, что хочет, мать давно ни в грош не ставит, а на Вячеслава реакция одна:

— А ты вообще здесь кто такой? Отеееец? Не смеши меня! У меня настоящий отец есть, а ты мне никто!

Ксения, начитавшись литературы, все пытается «по-хорошему»: терпит, спускает на тормозах, пытается сохранить отношения с буйным подростком.

Вячеслав в полной растерянности. Он и представить себе не мог, что во вполне нормальной семье так бывает.

— Был бы пацан, я бы его мигом в чувство привел! — разводит он руками. — А тут вроде девочка. Да еще к тому же и не родная по крови. За грудки не схватишь, не встряхнешь, и ремнем не поддашь…

Года четыре промаялись, лучше не становится.

Какое там лучше, наоборот — дело на всех парусах к разводу.

Ругаться стали из-за всего, не только из-за детей. Два раза уже брали тайм-аут, как разъедутся — у Ксении все налаживается. Дочь более-менее ведет себя прилично, помогает даже. Вячеслав возвращается, и опять начинается война.

В общем, развода, видимо, не миновать.

Стали разговаривать конкретно уже, кому куда съезжать, как делить имущество и что с детьми. Ксения требует с Вячеслава алименты на двоих детей. И даже не сомневается, что так и будет — мол, твоя инициатива была в удочерении, никто тебя за язык не тянул.

И дело не в деньгах даже, ибо до совершеннолетия осталось пара лет.

Вячеслав прекрасно понимает, что юридически обязан платить, раз уж так сложилось. Но как по совести? Должна ли Ксения в подобной ситуации требовать соблюдения формальности?

В конце концов, ей тоже не позавидуешь — остается с двумя детьми, одна еще в школу не пошла, да и другую сейчас как раз надо куда-то определять по жизни, знаний-то у нее не густо.

На чьей стороне правда — у Ксении или у Вячеслава?