Как я учителем в сельской школе работал

Наверно главный фактор того что люди бегут с села это отсутствие заработка. Не каждый знаете ли потянет содержание большого количества скотины и приусадебного хозяйства.

Когда то в моем родном поселке был крупный леспромхоз, он снабжал людей работой, а так же побочно развивал экономику в других отраслях.

Работают люди – а значит будут дети, есть дети нужны ясли, сады, школа. Была неплохая больница, магазины, клуб опять таки же необходим, была казенная баня и многое другое.

Людей не хватало, привозили на работу аж с самой Украины. Сейчас конечно дела с работой в поселке хуже некуда. Нет леспромхоза, школа еле дышит, есть пара частных магазинов.

Большинство населения это пенсионеры, которым бежать уже некуда, получают гроши с пенсии, покупают сахар да муку и тому рады. А куда бежать молодежи которой осталось в поселке с десяток?

Многие едут работать вахтой на север, а кто то пытается устроится дома.

Я вот например историк и пытался работать по специальности. Окончил я институт в 2012, вернулся в район и начал поиски работы, несколько месяцев ходил в РОО (райотдел образования) где меня всячески отшивали мол иди отсюда работы нет.

Но в январе 2013 методист радостно мне сообщила – «эй молодой, а хошь в Еланыш? Им там историк нужен, вроде как, если конечно физрук с математичкой ставку не раздербанят». Отказываться мне было глупо.

— а почему бы не поехать – говорю я, диктуйте номер директора

— вот тебе номер, можешь ехать уже завтра, давай счастливо! – отрапортовала методист и быстрее выпроводила меня из кабинета.

На следующий день я катил на родительской машине в деревню Еланыш, это примерно 40 км от моего дома. Директор школы (здоровенный мужик) оглядел меня как бы оценивая через сколько я сбегу из школы, потом показал школу (особо показывать нечего было – одноэтажная школа, с 10-12 кабинетами).

Как я учителем в сельской школе работал

Разговорились, Андрей Павлович (так звали директора) оказался хорошим мужиком, который управлял тут небольшим женским коллективом, любил охоту, рыбалку и свою работу.

В этот же день меня оформили на работу, обещали решить проблему с жильем. Уже когда я выходил из учительской, Палыч меня окликнул: а что про зарплату не спрашиваешь?

Я пожал плечами, мне говорю мол главное ставка, а не зарплата. Андрей Павлович только улыбнулся, конечно же не поверил.

Вот так я стал учителем. Работать мне нравилось, дети меня любили, а зарплата любила меня не очень – первый квиток 4300руб за историю, общество и культурологию вроде как. Хватало на бензин.

В марте начал снимать громадный дом с газовым отоплением, скважина с водой была на улице. Дом был недалеко от школы и самое главное – 2 из 3 магазинов в селе были как раз напротив моего дома. Если бы Еланыш был Москвой то я бы жил где то на Арбате.

Народ тут приветливый, все здоровались от мала до велика. Часто подходили родители учеников с благодарностями (банка сметаны, варенья, молока, десяток куриных яиц), благодарность была не за оценку дитяткам, а за то что ученику нравится как я веду уроки, чем он спешил поделится дома.

Как я учителем в сельской школе работал

Мне действительно нравилось.

Иногда случались проблемы с школьными хулиганами, если я обращался к родителям то они искренне давали советы по воспитанию нерадивого школяра: так вы возьмите его за ухо поднимите, или же щелбан ему по лбу.

Эй городские учителя вам такие советы родители дают?

А вообще главным мотивирующим фактором для сельских детишек было и остается – реакция родителей. Нет ничего хуже того когда мама придя с родительского собрания скажет – сын мне за тебя было стыдно.

Старшие говорят, что раньше и в городе более всего боялись стыда, но судя по отзывам моих однокурсников, работающих в городе сейчас совсем не так.

Проработал я там до лета, потом мне предложили работать директором в другой школе. Но это совсем другая история…