Уборщица и директор. Рассуждения на тему профессий

Помните у В. Маяковского:

«…Книгу переворошив, намотай себе на ус — все работы хороши, выбирай на вкус!» (Стихотворение «Кем быть?»).

Сегодня вместе с другими мамами на детской площадке обсуждали профессии, и какая профессия сейчас престижная и высокооплачиваемая. Сошлись на лётчике. Но ведь не всем быть лётчиками, кому — то и лечить и учить нужно. Тут спасает только призвание и желание человека быть полезным обществу.

А одна женщина вдруг говорит.

— Вы вот всё о продавцах, учителях. А уборщица? Думаете не полезная профессия? Тут как посмотреть. Если в плане заработка — да, низкооплачиваемая. Но это только на первый взгляд. Расскажу вам один случай…

***

Мелкий моросящий дождь заглядывал в окна первого сонного трамвая. Идти до работы две остановки и Вера Ивановна не села бы в транспорт, если бы не дождь. Женщина отвернулась от окна и осмотрела пассажиров.

Не многолюдно. Парнишка в наушниках. Пара пенсионеров с вёдрами, видимо отправившихся на дачу. Мужчина с рыболовными снастями и женщина с ребёнком. Ребёнок спал у неё на коленях. Рыжеволосый, как солнышко, кудрявенький.

Вера Ивановна вышла на своей остановке и быстро дошла до офиса. В подсобном помещении перегорела лампочка. Вера Ивановна ещё вчера сделала заявку, но, видимо, некому было её исполнить. «Уберу и поищу лампочку», — подумала она и нащупала ведро и швабру в полутьме закутка.

До начала рабочего дня в офисе оставалось меньше часа. Вера Ивановна сменила воду в ведре и отправилась домывать последние два помещения — приёмную и кабинет директора.

В кабинете директора были опущены жалюзи. Вера Ивановна стала дёргать за верёвочки, и полоски поползли.

— Ой, — испугалась она, обернувшись, и скрестила руки на груди.

На диване в кабинете директора кто-то лежал спиной к ней. Мужчина сел и протёр глаза.

— Простите, что напугал. Работал вчера, так и уснул с бумагами, — извинился мужчина.

— Я не знала, Виталий Олегович, что вы здесь. Офис закрыт был.

— Охрана, видимо закрыла. Вы убирайте, я пойду выпью кофе.

— Хорошо, — ответила всё ещё растерянная Вера Ивановна и добавила, — Марины нет, она к 9,30 подойдёт.

— Как к 9,30? — директор остановился в дверном проёме.

Вера Ивановна опустила глаза, она поняла, что сболтнула лишнего.

— Вы, простите меня, это не моё дело. Моё дело мыть.

Через минуту мужчина вернулся и сказал:

— Простите, как вас зовут?

— Вера Ивановна.

— Вера Ивановна, а вы не знаете, где кружки и ложки?

Уборщица всё прекрасно знала. И где посуда и кто во сколько приходит. И кто с кем дружит, а кто ненавидит. Вся офисная «кухня» разворачивалась рядом с ней. Никто не придавал значения её присутствию, все секретничали и делали свои дела, вели разговоры за глаза каждое утро.

И Вере Ивановне было порой даже радостно знать все секреты и быть хоть немного на людях. После выхода на пенсию, на уже родном предприятии, на котором она проработала всю свою трудовую жизнь, ей предложили уйти на заслуженный отдых и дать дорогу молодым. Она и ушла. Спокойно и тихо.

Шесть лет жила для себя. Дети и внуки далеко, муж на работе — дома тихо, убрано, томится ужин на плите — скучно. И Вера Ивановна устроилась уборщицей в новый офис. Уборки немного, платят хорошо, и самое главное — на людях. Все здороваются, может даже уважают. И она при деле.

— Давайте я вам кофе сварю, — предложила уборщица.

— Мне неудобно. Не хочу вас занимать делом, что не входит в ваши должностные обязанности.

— Мне не сложно, Виталий Олегович. Это вот Люда за Светлану Георгиевну вечно всё переделывает и взваливает на себя то, что не входит в её обязанности, а я…, ой, — Вера Ивановна осеклась, вновь понимая, что опять сболтнула лишнего про работниц отдела кадров.

С уборщицей никто не разговаривал в офисе о личном или о погоде, только здоровались или просили помыть где-то, а эта ситуация вывела Веру Ивановну из словесного равновесия. Общения ей явно не хватало.

Вера Ивановна подала кружку директору и хотела уже уйти домывать коридор, но мужчина остановил её.

— Вера Ивановна, а пойдёмте-ка ко мне в кабинет, я бы хотел немного с вами пообщаться. Есть у меня кое-какие соображения по штатному расписанию, я бы хотела услышать ваше мнение, как бы странно это не звучало, — и директор пригласил её пройти к себе, — если хотите чай или кофе, то я подожду.

— Нет, спасибо, я сегодня уже выпила чашечку кофе, а поговорить с удовольствием, — ответила Вера Ивановна и зашла в кабинет.

Через полчаса она вышла от директора и направилась заканчивать уборку. Офис стал наполняться людьми. Все суетились и пытались начать работать. Секретарь опять опоздала и пришла к 9,30. Виталий Олегович в это время сидел в её кресле и разговаривал по телефону с клиентом.

Вера Ивановна, наконец, освободилась и уже собралась идти домой, как вспомнила про лампочку.

— Вера Ивановна! Что же вы сами! Надо было сделать заявку завхозу, — проходивший мимо директор увидел уборщицу, пытающуюся с лампочкой взобраться по стремянке.

— Так сделала ещё вчера, Виталий Олегович, — оправдывалась женщина, спускаясь.

Директор сам поменял лампочку. Проходящие мимо сотрудники то и дело заглядывали в подсобку, удивляясь тому, что там происходит.

— Если не можешь организовать персонал, чтобы он сделал что-то, то делай это сам, — отряхнув брюки, сказал уборщице директор.

— Всё у вас получится, Виталий Олегович. Два месяца всего на должности. И по своему опыту могу сказать, что вы лучший из директоров при котором я работала, не только ум, но и сердце к работе прикладываете, — резюмировала Вера Ивановна.

***

Вот и подумаешь: может не профессия главное в жизни, а то, как ты к своему делу относишься? Впрочем, и по жизни так — живёшь той жизнью, которую ты сам себе строишь.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x