Тётя: «За всё, что я для тебя сделала, ты перепишешь на меня квартиру»

Меня воспитывали дядя с тётей с самого детства. У них есть двое сыновей, меня они взяли к себе ради денег и родительской квартиры.

Дом был полностью на мне с 10 лет: стирка, уборка, глажка, готовка. Я меняла постельное бельё всем в доме, под щипки двоюродных братьев и подзатыльники тёти. Если я что-то не успевала, то меня не кормили. Жизнь у тёти была тяжёлой и безрадостной.

Ещё у меня была бабушка. Но она всегда говорила, что я ей никто. Моих двоюродных братьев, детей тёти, она очень любила, а я всегда была для неё пустым местом. Насколько я поняла из разговоров, она терпеть не могла мою маму и хотела для своего сына совсем другой жены.

Единственным счастьем было, когда они уезжали всей семьёй на море и закрывали меня дома без ключей, оставляя мне макароны и гречку.

Это был и мой отпуск тоже: меня не будили в 6 утра, не требовали от меня завтраки в постели и чай определённой температуры. В эти отъезды, я залезала в дядину библиотеку и взапой читала книгу за книгой.

О том, что у меня есть квартира, я узнала в 16, во время очередного отъезда тётиного семейства. Я нашла документы в библиотеке. Я смутно помнила место, где жила с мамой и папой, а тётя всегда говорила, что мои родители всё своё имущество промотали.

По приезду тёти, я решила аккуратно поинтересоваться своим будущим и моим наследством от родителей. Тётя, задумавшись, сообщила:

— Как только тебе исполнится 18, ты уйдёшь. Поблагодаришь нас за вложенные в тебя силы и уйдёшь.

Доступ в интернет у меня был — мои двоюродный брат давал мне свой компьютер , когда у него было настроение. Я как следует поискала информацию о подобных случаях и поняла для себя одно: ни в коем случае не подписывать никаких бумаг, особенно в присутствии нотариусов.

Когда мне исполнилось 17, мой старший двоюродный брат съехался с девушкой. По обронённым словам тёти с дядей, получалось что жил брат в моей квартире.

Как ни странно, в 18 лет меня не выгнали, ка не выгнали и в 19. А в 20 лет я повстречала хорошего парня и забеременела. В я училась в институте на бюджете, а мой парень. приезжий с севера, снимал комнату и работал.

Стоило тёте узнать про беременность, как она собрала семейный совет. К нам приехала бабушка и они начали меня уговаривать избавиться от ребёнка ради моего же блага.

— Твоей матери тоже нельзя было плодиться, как и тебе. Не порти нам жизнь. Избавься от него.

Я отказалась. Тогда тётя сказала, что мне необходимо съездить с ней к одному человеку.

Она привезла меня к нотариусу и они начали меня уговаривать подписать дарственную.

— За всё, что я для тебя сделала — ты перепишешь на меня квартиру. Я могла оставить тебя гнить в детском доме, ты должна быть мне благодарна, что я этого не сделала. У твоего брата скоро будет ребёнок, неужели ты хочешь выгнать его на улицу?

Мой ребёнок их не волновал. Почему меня должен волновать ребёнок брата?

Я отказалась, выхватила документы на мою квартиру и убежала.

Я приехала к своему молодому человеку и, плача, всё ему рассказала. Он поехал вместе со мной выселять моего брата и его девушку.

Там была уже бабушка. Видимо, тётя сразу ей позвонила. Бабушка дала мне оплеуху и потащила за собой со словами:

— Я нашла тебе врача, пошли, дело 10 минут. Или переписывай квартиру и рожай. Выбирай!

Я всю жизнь плясала под их дудку. Но в этот раз я была намерена не сдаваться. Мы вызвали полицию и выставили брата из моей квартиры с их помощью.

Бабушка с тётей приходят ко мне через день. Предъявляют счета за моё содержание, за ремонт в квартире, кричат на меня.

Я перестала их пускать, когда тётя попыталась ударить меня в живот. Такого я даже от своей тётки не ожидала.

Объявив меня такой же неблагодарной, как и моя мать, они оставили меня в покое. С моим парнем мы расписались.

И такие родственники тоже бывают. Иногда я думаю, что в детском доме мне было бы лучше.