— Ты своё дело сделала — продолжила наш род. Можешь быть свободна

До этого случая, за 3,5 года своего брака, я ни разу не сказала маме мужа ни одного плохого слова. Меня так воспитали — в уважении к старшим. Плюс опыт проживания с бабушкой в, простите за выражение, старческом маразме. Так что пропускать чужие слова мимо ушей, вежливо улыбаясь в ответ, я умею. По крайней мере, я была в этом уверена.

— У нас заведено так: каждую субботу мой сын ездит ко мне в гости. С тобой или без тебя, но ездит. Решай сама, милочка. — заявила свекровь в нашу первую встречу.

Без проблем. Свекровь — одинокая женщина, у которой нет других радостей в жизни. На минутку я поставила себя на её место и поняла: я хочу, чтобы мои дети ко мне приезжали, когда я состарюсь. Со своими мужьями-жёнами, с детьми. И прежде, чем сказать какое-либо гадкое слово избранникам моих детей, я буду помнить о возможном одиночестве в преклонном возрасте.

— Конечно, Галина Владимировна, я с радостью буду составлять компанию Вашему сыну. — улыбнулась я и мысленно добавила: «Только потому, что я очень люблю своего мужа, а он любит Вас. Мне нетрудно — посидеть, поулыбаться полтора-два часа.»

Каждое утро субботы начиналось со сборов: минимум косметики, иначе я «как клоун размалёвана», длинное платье, иначе «в штанах и поясах, вместо юбки, ходят лишь падшие женщины», обязательно беру угощение, приготовленное своими руками, иначе «девки нынче совсем безрукие пошли, даже печенье сами сделать не в состоянии».

3,5 года я сидела за столом, пила противный чай, и улыбалась, как идиотка, поддерживая любую чушь, стукнувшую свекровь в голову.

— Сыночек, мне кажется, тебе надо развестись. Что за жена у тебя такая? Где ты такую нашёл? Она тебя недостойна! — ворчливо свекровь выговаривала своему сыну.

— Вы правы, Галина Владимировна. Ни одна женщина, живущая в этом мире, не достойна Вашего сына. Не коротать ведь ему век в одиночестве? Если мой муж встретит достойную женщину — я с радостью его отпущу. — с пафосом произносила я.

Услышав подобное от меня в первый раз, муж покрутил пальцем у виска:

— Ты что несёшь? Что значит — с радостью отпустишь?

— Ты что, хочешь чтобы мы с твоей мамой начали ссориться? Мы разругаемся, я буду говорить тебе одно, она — совсем другое. Ты будешь разрываться, пытаясь угодить сразу двум любимым людям, противоречащим друг друга. Рано или поздно мы тебя достанем, и ты возненавидишь нас обеих. Тебе это надо? — ответила я супругу.

Если Вы думаете, что итогом моей терпимости была счастливая дружба с матерью мужа, то Вы ошибаетесь. С каждым разом она наглела всё больше и больше. А моя выдержка и воспитание трещали по швам. Последней каплей стали её слова, сказанные сразу после рождения нашей с мужем дочери:

— Ты своё дело сделала — продолжила наш род. Можешь быть свободна. Ребёнка мы вырастим сами.

Она сказала это мне, повернулась к сыну и попросила его спуститься в такси за чемоданами и добавила:

— Девочке нужна женская рука, поэтому я буду жить с тобой и воспитывать внучку. Заживём!

Муж ушёл за вещами своей матери, а я стояла в полном ступоре.

— Что встала? Собирайся! — скомандовала моя свекровь.

В тот момент я призналась сама себе: мой подход и попытка выстраивания подобных отношений с мамой супруга — фатальная ошибка. Надо было с самого начала либо её вежливо послать, либо попытаться найти общий язык, а в случае неудачи снова вежливо послать.

Впервые в жизни я кричала и махала руками. Я пыталась вытолкать маму своего супруга за дверь, я верещала, что никому не отдам свою дочку, что я перегрызу всех, кто встанет на моём пути к материнству.

— Вот, значит как. Мне всё ясно. — пробормотала Галина Владимировна себе под нос.

В это время вернулся муж. Свекровь повернулась к нему и сказала:

— Твоя жена тебя не любит. Дочь любит, а тебя нет. Тебя она готова отдать, а за ребёнка заступилась. Мой тебе совет: разводись. — и ушла.

Муж не стал следовать маминому совету, а перестала участвовать в субботних посиделках. Муж принимал участие в субботних посиделках всё реже и реже — грудной ребёнок, дополнительные смены на работе на выходных.

Свекровь кукует одна. Этого она хотела?