Ты располнела, поэтому отдай вещи, которые стали тебе малы

Когда Зина, сестренка моего мужа перестала приезжать домой, уехала жить к другу, забив на учебу, то свекровь очень обиделась на нее.

Я тоже не могла поверить, что наша Зинаида могла так поступить. Зина казалась мне целеустремленной и серьезной, казалось невероятным, что вместо того, чтобы учиться, она выскочила замуж.

Мы тайком от всех созванивались с ней.

Я подкидывала ей деньги, пару раз мы встречались с ней в городе. Я убеждала ее вернуться к родителям, а она мне отвечала:

-Ты не знаешь мою мать. Она же съест меня заживо. Ну что я могу поделать, если влюбилась?

Вскоре моей свекрови позвонили из колледжа: Зина прогуливала, она вообще не появлялась на учебе. Стоял вопрос об ее исключении.

Я срочно позвонила Зине. Мне не понравился Зинин голос: она была очень пьяна. Жаловалась, что им с парнем не на что жить, просила у меня денег, плакала в трубку. Рассказывала, как плохо у них все с Артемом, что они постоянно ругаются.

Я не могла это терпеть, тогда мы с Зиной еще были подругами и мне было и жаль девчонку и я понимала, что она вступила на неправильную дорожку. Я снова начала убеждать золовку, чтобы она приехала домой. Говорила, что ее все очень ждут и любят, все переживают за нее.

Объясняла, как она еще молода и глупа, поэтому не осознает своих ошибок.

-Рано или поздно ты все равно вернешься. Придется вернуться, это неизбежно, — говорила ей я, — Так почему бы тебе не набраться смелости и не приехать сейчас? Я подстрахую — я поговорю со свекровкой, ты приедешь и я буду рядом — вдвоем ведь не так страшно?

-А мои прогулы в колледже? Мне попадет за это от матери, — плакала Зина в трубку.

-Еще не все потеряно, преподаватели тоже люди, ты все нагонишь, будешь отрабатывать пропуски.

И Зина приехала. Мы вдвоем пришли к ее маме, но свекровь вообще не стала ругаться, она наоборот оживилась, обрадовалась, увидев вернувшуюся любимую дочь.

Где-то через пару дней мать и дочь наболтались от души и когда я пришла к ним в гости, смотрели уже как-то недобро в мою сторону.

Зина мне сказала:

-Ты после родов располнела, а у тебя были такие красивые наряды. Отдай их мне, ты все-равно в них не влазишь.

Я отдала ей часть вещей, но Зина продолжала спрашивать (у нее кстати, в тот момент память была преотличнейшей):

-А почему ты не дала мне ту прикольную белую джинсовку? А черное платье, помнишь, ты надевала, со стразами?

Пришлось все ей отдать. Все мои красивые, дорогие вещи, которые я успела накупить еще до замужества.

Потихоньку Зинаида выклянчила у меня и вещи покрупней:

-У тебя же два утюга? Дай мне на время один?

Ну да, один утюг я купила, когда стала жить отдельно от своих родителей, а второй мне подарили.

Таким образом я лишилась очень многих хороших вещей.

Когда я была беременной и не влазила в свои вещи, то накупила себе вещей для беременных: осеннее пальто, зимние вещи, обувь, много разных нарядов.

А у мужа вторая сестра, Лена, полненькая. И вот она тоже ко мне пришла и начала просить эти вещи:

-Ты же родила и похудела, а те вещи, они для полных. Ты отдай их маме или мне?

И я без задней мысли все ей отдала, я ведь думала, что мы не чужие люди, сегодня я ей помогу, потом она мне в чем-то поможет, выручит. Мы ведь родня.

Откуда я знала, что эти женщины привыкли клянчить, не отдавая ничего взамен и забывают о сделанном для них добре? Мать не воспитала в них чувство такта и не привила им благодарность.

Когда я забеременела во второй раз, мне снова было нечего надеть. Ладно бы я ходила с большим животом летом. Как назло, я снова попала в зиму. Кто-нибудь из них вспомнил обо мне хоть раз? Предложил хотя бы одну вещь?

Мне все приходилось покупать заново, эти вещи для беременных, я сама виновата — я слишком простая, добрая душа…