С толкоча

Ехали мы как-то из деревни на легковушке. Хорошие уже были, да ещё с собой полтора литра спирта везли (не сильно разбавленного).

И кому-то из наших пришла в голову «гениальная идея» — что, мол, через лес будет быстрее на шоссе выехать, чем по дороге.

Вот, значит, свернули мы в лес, проехали немного и застряли. Порадовались остановке, и было решено продегустировать спирт. Надегустировавшись — вылезли, толкнули машину.

Едем, значит, дальше. Снова застряли. И снова: дегустация, толкание машины. В общем, так мы застревали ещё много раз.

Поначалу всем весело толкать было, а потом уже заколебало. Подумав, мы решили самого «хорошего» и крепкого послать толкать машину. Ну, и чтобы ему не бегать туда-сюда, сказали:

— Ты как машину, толкнёшь, так на багажник прыгай и едь так, пока снова не застрянем, а там снова прыгай и толкай.

Так и сделали. Мы сидим уничтожаем спирт, болтаем, веселимся, тут ещё картишки разложили… и едем.

Ну, наконец, лес кончается, и выезжаем на шоссе. Водитель (надегустировавшийся вместе с нами), со словами «Ну, что смертнички, покувыркаемся! «, давит на газ.

Несёмся мы так, значит, и смотрим: гаишник стоит. «Ну», — думаю, — «влипли: сейчас нам будет и превышение, и пьяный водитель…

Но, вместо того, чтобы нас остановить, гаишник офигевающе смотрит на нас, видимо от удивления не способный поднять свою «полосатую палочку».

Мы тоже становимся весьма удивлены таким поведением «доблестного стража дорог», и начинаем усиленно соображать, чтобы означало такое его поведение. Вдруг, почти одновременно произносим:

— ГОША!

Оглядываемся, и точно — на стекле Гошино тело, закрывающее задний обзор.

Водитель тормозит… И только мы остановились — это тело спрыгивает на асфальт, и начинает усердно толкать машину. Все, кто сидел в салоне — плакали.