Впервые взяв свою таксу на дачу к маме, я и предположить не мог, чем это обернется

Взял я своего Оникса на дачу к маме. Оникс — это моя такса. Раньше никогда с собой его не брал, потому что машину он плохо переносит, да и ездил я, как правило, ненадолго, а тут решил взять.

Приехав, сразу зашел в дом. Мама как всегда была занята чем-то по хозяйству, ловко командовала отцом, который беспрекословно выполнял все ее указания. В общем, полная семейная идиллия.

Оникса я отпустил погулять, час езды на машине дался ему с трудом и он с удовольствием поставил все четыре лапы на землю и засеменил по лужайке, обнюхивая незнакомую местность. Мы же с мамой сели пить чай.

Пока разговаривали, не заметили, как пролетел целый час. И тут меня как подбросит…

«А где Оникс?» — вскрикнул я.

Мы обыскали дом, заглянули во все постройки, проверили каждый угол двора. Но его нигде не было. Где-то притаился, потому что подкопов вдоль забора мы не нашли, а сквозь щель он пролезть точно не смог бы.

Оставалось проверить лишь особую часть маминого огорода, которая так же была огорожена, поскольку очень охранялась. Да, вы уже поняли, конечно, что тут-то я его и обнаружил.

Радостный Оникс скакал по всему маминому, почти заповедному огороду и клумбам с цветами, бережно и очень старательно выращенными моей мамой.

Этот проказник перекопал всё! Практически все цветы были зверски выдраны, на их месте зияли дыры.

Оникс постарался и на экспериментальном огороде, перекопав половину огурцов и помидоров в теплицах.

Я стоял минуты три в ступоре, мама увидит – выкинет этого гаденыша со своей дачи и меня заодно, лишь бы ни убила, подумалось мне.

Игривый такс же вины за собой не чувствовал и весело возился с выкопанными цветами. Они ему так понравились, что скрыть своего счастья он не мог. Да и не хотел.

Наоборот своим задорным лаем и скачками приглашал меня разделить с ним эту несказанную радость, так неожиданно обретенную в столь замечательном, новом месте.

На лай пришла мама… я замер, ожидая чего-то страшного. Надо было видеть ее реакцию. Она была вне себя от ярости и злобы и лишь думала, как она расправится с собакой.

Но внезапно на ее лице заиграла улыбка, она засмеялась. Я был удивлен до глубины души. Она притворялась разъярённой.

Посмеявшись, мама сказала мне: «Ну что сынок, пойдем исправлять бардак после твоей собаки. Извини, не удержалась, ты бы видел свое лицо, когда я только пришла».

Оникса пришлось закрыть дома перед этим хорошо вымыв, пес был с лап до кончиков ушей весь в земле, но какой счастливый!

Он перекопал все что мог, сделав из огорода общежитие для грызунов. Столько нор… выбирай любую.

Весь оставшийся вечер нам пришлось все закапывать, а то и правда грызуны пожалуют. Потом мы еще долго смеялись над этим случаем: «Пустили собачку в огород».