Та не веселится, что на деньги льстится

Есть у моей подруги тётя. Редкой красоты женщина. И, как это обычно бывает, в комплекте к красоте шла стервозность. Мужиков меняла — только в путь. Всё искала «того самого».

Чтоб богатый и верный, красивый и щедрый, порядочный и не ревнивый. А она взамен такому сокровищу, красу свою неземную да дочку, по глупости нагулянную и бабушке на воспитание сплавленную. Чтобы в поисках не мешала.

Понимала она, что короток бабий век. Нет, конечно своё счастье можно найти в любом возрасте — и в 20, и в 50.

Но ведь героиня наша совсем не счастья искала, а жизни сытой и обеспеченной. Обеспеченной не абы как, а чтоб и квартирку купил, и брильянтами осыпал с ног до головы.

И, представляете, нашла ведь такого. И богат, и не стар ещё. Свадебку сыграли. Дорого-бохато, как положено. Жила новоиспечённая ячейка общества, не тужила, бедности и забот не знала.

Да недолго сказка длилась. Бабушка, что «ошибку молодости» воспитывала, заболела и вернула девчушку родительнице обратно.

А девчушке уж 17-ый год шёл. Внешностью в мать пошла, но по сравнению с матерью гораздо выигрышней смотрелась, за счёт молодости и абсолютного отсутствия алчности.

Как увидал падчерицу глава семейства, так сон и аппетит потерял. Ни о чём больше думать не мог. А жена его видеть — ничего не видела, замечать — ничего не замечала.

Некогда ей было в дебрях чужой души разбираться: всё по салонам красоты шастала, да деньги мужнины по магазинам транжирила.

Пришло время девушке в институт поступать. Отчим самый лучший ей оплатил. Жена всё квартиру для кровинушки у него выпрашивала, да понимал мужчина: купит квартиру, переедет зазноба и вспоминая, как звали.

А тут жена начала неладное замечать — взгляды, что муж исподтишка на дочку кидал, наряды и драгоценности, что покупал дочери чаще, чем ей самой.

Дождалась коварная баба командировки мужа, дала дочери денег и выпроводила ту во взрослую самостоятельную жизнь.

Приехал мужчина домой, а не встречает его красавица падчерица. Нашёл он её, узнал как дело было и развёлся с женой.

Нет, не женился на девушке. Говорю ведь, не алчная она была. Так ему и сказала: не нужен ты мне, старый пень, и на деньги твои плевать мне.

Расстроился богатей, да ушёл в монастырь, грехи замаливать. Шучу, не ушёл, стал дальше жизнью своей жить.