Удивительная история о сыре с плесенью и встрече с таинственным незнакомцем…

Мама моей знакомой полвека назад поехала поступать из глубинки в ростовский университет, в соответствующем очень юном возрасте. Не помню уж зачем она остановилась по пути в Таганроге, как тогда часто водилось почти без денег, но с билетом – в Ростове ее встречала родня.

Погуляв по пыльному Таганрогу весь день, уже под вечер в местном автобусе она не выдержала и решила все-таки съесть отложенный еще дома последний бутерброд с сыром. К ее огорчению, сыр оказался слегка заплесневелым – на дворе было лето.

Девушка долго с сомнением разглядывала этот вожделенный бутерброд, и наконец стала бережно счищать плесень. Рядом стоял какой-то видный крепкий кавказец за пятьдесят.

Он галантно сказал девушке, что хотя заплесневелые сыры входят в число самых дорогих в мире, именно этот есть все-таки не следует.

А еще он как раз едет в спецмагазин, где сыр свежий и особенный, и что он хочет кусок этого замечательного сыра подарить ей. Пропустив типа мимо ушей его заманчивое предложение, девушка весело заметила, что это же ж сколько столетий надо выращивать такую породистую плесень, чтобы из нее получилось что-то вкусное.

Кавказец расхохотался и заявил, что плесень в дорогих сырах самая обыкновенная, все дело в сыре и в технологии. Вот тут в ее голове и прозвенел первый тревожный звоночек на это откровенное вранье. Но мужчина был в возрасте и выглядел очень положительно.

А потом всего за пару остановок произошел наверно сеанс гипноза – она разглядела его медальный облик, статную значительную фигуру, жаркие глаза, трагические складки у губ, и была просто зачарована его речью.

Они разговорились и долго гуляли потом по вечерним улицам вокруг обещанного спецмагазина, о котором она уже почти забыла. Но глядя в ее сияющие глаза, темпераментный кавказец вдруг прокололся – его просто понесло.

Он рассказал, что работает секретным авиаконструктором, но толку в этой секретности нет никакой, потому что все равно его работы всю жизнь не идут в серию, поэтому неизвестны. Услышав это, девушка очнулась, глянула на часы и спросила насчет обещанного сыра – ее поезд скоро отправлялся.

Мужчина нырнул в магазинчик, больше похожий на товарный склад, и вернулся оттуда сияющий с небольшим кругом сыра, по виду действительно свежего. Забрав сыр, девушка застенчиво поинтересовалась, женат ли он.

«Нэт, нэ женат! » — с ходу растерянно ответил мужчина. Это был провал – вопрос девушки был контрольным выстрелом. Незнакомец выглядел ухоженным, опрятно одетым и вообще победителем женских сердец.

Наскоро распрощавшись, она уже в поезде с сыром в зубах принялась повторять приготовленную к поступлению в университет басню «Сыр выпал, и с ним была плутовка такова…».

Тут она рассмеялась – стремительно покинутый блатной кавказец действительно походил при расставании на нахохлившегося озадаченного ворона. Недавно я случайно увидел одну телепередачу и по свежим следам порылся в гугле.

Как осторожно выражаются журналисты, девушка тогда встретила «человека, очень похожего на» Роберто Бартини. Этот человек, разговорившись, мог много еще чего ей рассказать – что он например итальянский барон, отдавший все свое состояние в размере десяти миллионов долларов в помощь голодающим советской республики.

Как ни странно, и это было чистой правдой. А насчет своих авиаразработок он поскромничал – из шестидесяти его моделей одна в серию все-таки пошла. На ней были установлены мировые рекорды скорости, и построены шестьсот бомбардировщиков этой серии под именем ЕР-2, которые с начала войны до ее конца бомбили Берлин.

Бомбардировщик был этот настолько секретен и выглядел настолько необычно, что при аварийных посадках его время от времени сбивали наши. Сам конструктор тоже выглядел необычно и эффектно– в него часто влюблялись.

Как и его самолеты, Бартини тоже сбили наши – перед войной ему влепили сталинскую десятку, которую он отсидел от звонка до звонка. Многое из того, чем мог бы похвастаться этот человек, девушке в то время рассказывать было вообще бессмысленно – другой совершенно секретный конструктор Сергей Королев считал его своим учителем, и однажды сказал: «Без Бартини не было бы спутника».

После отсидки Бартини был отправлен именно в Таганрог, где действительно ездил довольно долго на общественном транспорте. В автобусе он никогда не садился, несмотря на возраст.

Окончательно меня добил поиск на тему дорогих итальянских сыров с плесенью. Плесень эта, как выяснилось, самая обыкновенная. Она действительно берется прямо из воздуха, как и вся тюремная гниль, обрушенная на этого человека — все дело, оказывается, в самом сыре…

Источник