Свекровь: «Выдрать бы твоего сопляка! Совсем никого не уважает! Почему он меня не слушается? Скажи ему — он должен!»

Мы живем в небольшом городе, муж много лет работал вахтовым методом, я была домохозяйкой, но последние три года работаю.

Родители мужа жили недалеко от нас. Свекру дела ни до кого не было, у него было любимое занятие — бутылка. Свекровь сначала нормально ко мне относилась, а потом ее дочь развелась и переехала к своим родителям.

Я тогда только-только родила. Свекровь дневала и ночевала в роддоме — нарадоваться на внука не могла. А как дочь с детьми в дом вернулась — мой ребенок сразу стал неугоден. И на мужа перестал быть похож, и ямочка на щеке противная.

В общем, родители мужа оборвали с нами отношения, довольно своеобразно. Пока моего мужа месяц не было в городе — мы с Сашей никому не нужны были. Муж дома — его и в гости позовут, и в баньке попарят, и самогонкой угостят. На вопрос сына: «Почему вы зовете меня без семьи?», свекровь отвечала:

— Я целый месяц, пока тебя нет, за внуком смотрю. А ведь жена твоя — дома сидит, ничего не делает. Так что, я по ним не соскучилась. А тебя — целый месяц не видела!

В первый же день своего возвращения, муж шел в гости к родителям и сестре. Там, под баньку и самогонку, его раскулачивали на половину зарплаты. И племянникам одежда нужна, и свекрови — то пальто, то сапоги, да и свекру на его хобби — литрбол, неплохо бы подкинуть.

Я не лезла: деньги мужа — это деньги мужа. Нас с Сашенькой он обеспечивал, не обделял. Не отдавал своей семье последнее, от нас отрывая. Но иногда меня грызли мысли о том, что на деньги, уходящие в бездонные карманы родственников мужа, можно было построить большой новый дом, да не один.

Чем старше становился муж, тем чаще он составлял своему отцу компанию в посиделках и застольях. После одной из гулянок, вроде была свадьба троюродной сестры мужа, мой ненаглядный ушел в запой, и благополучно не уехал на работу. На первый раз — простили. На второй — попросили уволиться.

Муж устроился на работу у нас в городе. И стала у него зарплата в 5 раз меньше, чем была. И сразу он стал не нужен ни матери, ни сестре. Старший племянник сбежал в большой город, едва закончив школу. Сестра мужа, с 12-летней дочкой на руках, переехала жить к какому-то мужчине, пообщавшись с ним несколько месяцев в интернете. Свекра не стало — печень не справилась с обильнейшими возлияниями.

Как только муж перестал ездить на вахту — я устроилась на работу. Полы мою на нашем градообразующем предприятии. Платят немного, но и работа непыльная. Я всеми силами пытаюсь найти вакансию получше — но за нормальной зарплатой у нас очередь, да и без блата никуда.

Стоило моей золовке навострить лыжи и уехать, как свекровь-пенсионерка, оставшаяся одна в большом доме, сразу вспомнила про моего ребенка. Из «уродца с ямочкой», никогда не нужный внук вдруг стал для нее Сашенькой.

Да, это возможно — жить на соседних улицах и видеться всего несколько раз. Саша прекрасно знал, что женщина, живущая в доме с красными воротами, — его бабушка. Но он там не был последние 9 лет своей 10-летней жизни.

Мой муж был постоянно занят — если он не работе, то выпивал, прячась от меня по кустам. Своей матери он не помогал вообще никак — не по огороду, не по хозяйству, не финансово. Не было у моего мужа ни времени, ни денег.

Насколько я поняла, свекровь вспомнила про внука именно по этой причине — ей понадобился помощник. Я в ее «гостеприимный» дом — ни ногой. Да, пусть я буду неблагодарной и бессовестной, но я ничего не должна женщине, столько лет портившей мне жизнь. У нее есть свои дети — пусть они ей и помогают.

И сына своего заставлять помогать бабушке не собираюсь. 10 лет — вполне осознанный возраст, и Саша сам может решить — помогать бабушке или нет.

Единственное, что Саша может сделать — это сходить в магазин. И то, если он проезжал мимо дома своей бабушки на велосипеде, а она его увидела и успела окрикнуть. В гости он к ней не ходит: раньше, когда очень хотел — его не звали, а сейчас — сам не хочет.

На просьбы вроде помочь с прополкой — Саша отвечает вежливым отказом. По моему мнению, эти просьбы больше похожи на приказы. И если бы свекровь нормально обратилась к внуку, я уверена — мой сын бы не отказал.

Апогеем стал скандал, который свекровь мне устроила. Если из ее получасового монолога сделать краткую выдержку, то это было так:

— Выдрать бы твоего сопляка! Совсем никого не уважает! Почему он меня не слушается? Скажи ему — он должен! Должен мне помогать, должен ко мне приходить, должен мне чай наливать и улыбаться! Он должен меня любить — я его бабушка!

Мне стало интересно — когда это Саша успел ей задолжать? Может, когда она годами не появлялась в его жизни? А может, когда подпаивала его папу, чтобы раскрутить на побольше денежек? Или когда кричала на весь город, что он — нагулянный ребенок?

И теперь я должна заставить моего ребенка любить бабушку. Понимаете? Должна заставить любить. Как по мне — за что моя свекровь боролась, на то и напоролась.

Муж, которого кроме выпивки ничего не интересует, встал на сторону своей матери. После того, как в гости к ней сходил. А она его своей самогонкой подмазала. Когда он начал на меня кричать, я будто ото сна очнулась. Зачем я это терплю? Кем вырастет мой сын, глядя на такой образчик мужчины?

Мужа я выставила. Он, в сотый раз, пообещал бросить пить. Но я не поверила. Да и сколько можно было верить?

Теперь мы живем вдвоем — я и Сашка. У свекрови появился помощник в доме — у них замечательные торгово-бартерные отношения: бывший муж шуршит по дому и огороду, взамен мама обеспечивает любимого сыночка выпивкой. Красота-то какая! И не жалко ей — как мужа своего споила, так и с сыном поступает.

«Вправить мне мозги» приехала бывшая золовка. Зашла в мой дом и принялась на меня кричать. Меня аж трясти начало — посторонний человек, в моем доме, доставшемся мне от родителей, будет на меня кричать? Я взяла ее за шкирку, выкинула за ограду и пошла в дом. Вслед услышала, что я — борзая стала. Нет, ошиблась золовушка. Не борзая я стала. Я стала свободной.