Свекровь: «Всё, случившееся с моей доченькой — ваша вина!»

Переехала к нам год и девять месяцев назад младшая сестра мужа, Олеся. Учиться она решила в городе. Учёба в понимании этой мерзавки выглядела так: ночи напролёт шататься по клубам, а на сдачу зачётов клянчить у нас деньги. Я была против её проживания у нас, но свекровь лично привезла Олесю к нам:

— Я вам деньги на квартиру добавила? Добавила. Значит моя дочь будет тут жить и точка. — потом она повернулась к моему мужу и поставила его перед фактом. — Если ты пойдёшь на поводу у жены и выгонишь сестру, то ты мне больше не сын!

Дело в том, что деньги, добавленные свекровью на квартиру — это восемьдесят тысяч, данные нам под проценты, которые мы давно вернули.

А Олесю её мама отправляла к нам на летние каникулы последние два года. Олеся — не подарок. Она не признаёт личных границ вообще.

Она абсолютно уверена в том, что раз её брат купил мне одежду и косметику, то она имеет полное право этим пользоваться. Она вечно тащила мои капроновые чулки, я покупаю сразу пар по 5, а когда надо одеть — нет ни одной пары.

Ещё она — бытовой инвалид. Что такое ёршик, она не в курсе. Как не в курсе, что посуду надо мыть, а приготовленная еда не сама собой появляется в холодильнике.

Зато то, что её брат ей должен, она знает прекрасно. Вечно на заказывает себе через интернет шмоток, тысяч на 20, используя мой рабочий ноутбук — естественно без спроса, а мы должны ей это оплачивать.

Как-то я отказалась платить и мужу не позволила. Курьер уехал, дак она выскочила следом за ним из квартиры, и мы всю ночь её искали. А утром приехала свекровь и полезла со мной в драку за то, что я обижаю её кровиночку. А «кровиночка» стояла и нагло ухмылялась.

Жить с этой девицей под одной крышей — сплошная мука. Каждый четверг она звонила в 5 утра и заставляла моего мужа забирать её из клуба:

— А если со мной что-нибудь случиться? Тебе мама не простит!

— Олеся, вызови такси, я заплачу. — бормотал сонный муж.

— Я боюсь таксистов. Жена тебя не пускает, да? Я сейчас маме позвоню!

И муж садился в машину и ехал за мерзавкой. И плевать, что нам в пятницу на работу.

У нас с мужем дело чуть до развода не доходит из-за ругани по поводу этой безалаберной девицы.

А недавно на работе отключили электричество, я прихожу домой, и что я вижу: Олеся, вместо института, за который, кстати, платим мы с мужем, торчит дома. И не одна, а с каким-то бородатым мужиком лет 45.

Она в моём халатике, мужик в халате мужа, лежат в нашей с мужем кровати и попивают мартини. Тут я не сдержалась, выставила их вон, обоих.

Эта гадина позвонила своей матери и наврала, что я дала ключи этому мужику, чтобы он совратил бедную Олесю, чтобы выставить её плохой! Свекровь опять приехала на разборки. Даже муж крутил пальцем у виска в ответ на бред сестры. Он хотел отвесить сестре подзатыльник, за враньё, но та давай верещать:

— Не трогай меня. я жду ребёнка!

Тут то и выяснилось, что красавицу эту давно отчислили. Деньги, которые мы ей давали на учёбу, она благополучно просаживала с такими же подружками-тунеядками. А мужик этот, от которого она забеременела, женат, и отправил её на аборт. Вот она и пила, зная, что не будет рожать.

Что бы сделал нормальный родитель? Выпорол бы, как Сидорову козу. Но моя свекровь — не нормальный родитель. Она заявила, что всё случившееся с её доченькой — наша с мужем вина. Она кричала на нас с мужем:

— Я доверила вам самое дорогое, а вы? Не могли за девочкой присмотреть? Никакого аборта! Это из-за вас она забеременела, вам и ответственность нести! Я умываю руки!

Сейчас, по словам свекрови, расклад такой: Олеся остаётся у нас, рожает и мы с мужем обеспечиваем её ребёнка. А ничего, что воспитывать надо было дочь? Или, хотя бы, рассказать, как это плохо — спать с женатыми мужчинами не предохраняясь.

Я и сама хочу ребёнка, пора бы уже. Интересно, почему я должна содержать ребёнка 20-летней девахи, считающей себя самой умной, а не своего собственного ребёнка?

Я в шоке. Не просто в шоке, а ещё и в ярости. Муж, как телок, ушки развесил и сам в свою мифическую вину поверил. А я ведь звонила свекрови, говорила ей какой разгульный образ жизни ведёт её дочь. Свекровь мне не верила, считала что я оговариваю бедную девочку, а муж предпочитал не лезть в «бабские разборки».

Нет, это не свекровь умывает руки, это я умываю руки. Мне эта наглая девка в моём доме не нужна. Пусть едет к маме в деревню. И точка.

Квартира на моих родителей записана, так что я поставила ультиматум: или муж отправляет свою сестру к маме, или валит с ней сам на все 4 стороны. Хватит с меня, я несколько лет терпела и страдала.