Свекровь: «Так и знала, что ты — алчная. Не буду я ничего ни на кого переписывать»

Когда я была беременна, мою свекровь посетила гениальная мысль: надо построить дом, чтобы ребёнку было где дышать свежим воздухом. Стройка продолжается до сих пор, сын уже третий год ходит в садик, папу нашего мы не видим: всё своё свободное время он проводит на стройке.

«Маленький домик» почему-то превратился в царский терем. А если учесть, что дом строится за наши с мужем средства, то я считаю что свекровь, мягко говоря, совсем обнаглела.

— Это ведь вам надо, а не мне. Вы и платите. Или я должна вам дом строить за свои деньги? — ухмыляется мать мужа мне в лицо.

Собственник земли — свекровь, собственник строящегося дома — свекровь. В каком месте там что-то наше с мужем?

Свою зарплату я не даю принципиально. Мы живём на съёмной квартире, не можем взять ипотеку из-за этого дурацкого дома. Зато у свекрухи будет домище.

Мало того, нас ещё и шантажируют постоянно этим недостроем:

— Свозите меня в магазин. Как не можете? Я вам дом строю, а вы не можете? Не видать вам этого дома, как своих ушей!

И муж, как миленький, несётся к мамочке и выполняет всё, что она от него хочет. А в том, что мы дом не увидим — это я и без свекрови знаю. Было уже такое.

Знакомые у свекрови машину продавали хорошую и недорого.

— Покупайте! Ну и что, что у вас есть машина! Жена потом на права выучится и будет ездить, а пока я ей попользуюсь.

Машина была куплена, права получены, я до сих пор хожу пешком, а свекровь ездит на машине, за которую мы с мужем платим налоги.

— Ведь это ваша машина! Что, я за неё платить должна? — заявляла свекровь.

И это ещё не верх наглости: она пыталась заставить нас оплачивать бензин, на котором ездит НАША с мужем машина! Но там даже муж понял идиотизм этого требования, и послал маманю куда подальше.

На днях свёкра заявилась к нам домой со сметой: дорогие обои, ламинат и плитка.

— Вот, я выбрала для ремонта. Деньги с вас — ваш ведь дом!

Я вскипела. Я кричала, как ненормальная, что пошла она и со своим домом, и со своим ремонтом. Что она достала тянуть из нас деньги, которых у нас и так толком нет. Что я и так весь декрет, благодаря ей, провела одна с ребёнком. Я выставила ей встречный счёт: за работу моего мужа, его время и нервы.

Я поставила свекровь перед фактом: либо она переписывает дом на мужа, либо не увидит больше ни копейки.

— Так и знала, что ты — алчная! Не буду я ничего ни на кого переписывать. Чтобы ты обобрала потом моего сына? — свекровь смеялась мне в лицо.

— Значит мой муж больше не будет ездить и строить ваш дворец. Я всё сказала! — я указала свекрови на дверь.

Муж покрутил пальцем у виска и зашептал:

— Ты с ума сошла? Она бы потом всё переоформила, а ты всё испортила! Не решай за меня ничего! Я дострою этот дом и мы переедем туда жить!

Нет, не переедем. Как только дом будет достроен — мужу дадут пинка, а новоселье будет отмечать свекровь. Неужели он этого не понимает?

Муж убежал догонять свою маму и просить за меня прощения. Домой в тот вечер он не вернулся.

Пока супруг проводит всё своё время за стройкой свекровкиного дома, я решила сходить на свидание. А что? Личная жизнь у нас с мужем отсутствует напрочь: его либо нет дома, а если и есть, то лежит уставший. А я — молодая женщина с вполне естественными потребностями.

Коллега по работе давно пытается за мной ухаживать. И, по сравнению с моим мужем, у коллеги есть огромное преимущество — у него нет матери.