Свекровь: «Понял, что значит против матери идти?»

Длинные праздники, природа, шашлычки — идеальное сочетание для любого человека. Но не для меня. В моём случае, компанию шашлычкам составила свекровь.

Ирина Михайловна, достопочтенная мама моего супруга, имела счастье некоторое время назад выдать замуж свою дочь. А так как свекровь моя — дама довольно своеобразная, то сестра мужа со своим супругом не спешили её навещать, во имя сохранения своего брака.

Заскучала Ирина Михайловна в четырёх стенах своей пустой трёшки. И, услышав планы мужа на отдых на даче, задумала к нам присоединиться.

— Мама, ты точно не поедешь на дачу? — спрашивал мой муж свою маман уже в десятый раз.

— Точно, отдохните там как следует. За меня не переживайте. Да и что со мной может случиться за несколько дней вашего отсутствия в городе? Дам ключи соседке, пусть проверяет меня каждый день. А то вдруг — инсульт. Возраст ведь у меня. — грустно вздыхала моя 46-летняя свёкра.

На дачу мы уехали в субботу вечером, в компании пары друзей, 2 вёдер мяса и нескольких бутылок шотландского благородного напитка.

Разлюбезная Ирина Михайловна присоединилась к нам в воскресенье утром. Зайдя в дом, она всплеснула руками:

— И что вы тут устроили, бессовестные?

— Мама? Ты что тут делаешь? Ты ведь сказала, что не поедешь на дачу? — полусонный муж отчаянно моргал, стараясь понять: маму ли он видит перед собой, или результат вчерашних возлияний.

— Когда это я такое говорила? — свекровь удивилась столь натурально, что у меня отвисла челюсть.

Замужем я всего год, и маму мужа я знаю довольно плохо. К нам не лезет — значит нормальная. Без закидонов, конечно, не обходилось. Но я не злопамятная — она по-своему пытается позаботиться о своём сыне.

Друзья уехали практически сразу, после появления хозяйки дачи. Я начала собираться, а муж ушёл помогать маме. Выйдя в огород, я увидела огонь в мангале, и радостного мужа:

— Солнышко, у нас мясо осталось ещё. Давай маму порадуем? Она давно шашлык не ела.

Против я не была. К сожалению. Знала бы, чем это кончится — силой бы мужа в машину посадила и увезла домой.

Под мяско муж угостил свою маму шотландским напитком. Мне — за руль, поэтому мне и не предлагали. Свекровь, на удивление, после полбутылки ещё стояла на ногах. А вот поведение у неё началось довольно странное.

Она начала довольно резко высказываться в мой адрес, начала гнать меня с её дачи, говорить, что я не пара её сыну. Обычные свекровьи бредни. Стоило мужу попросить Ирину Михайловну не говорить такие неприятные вещи, как она обиделась.

Обиду показать свекровь решила довольно непонятным образом: уйдя до ватерклозета, она не вернулась. Обеспокоенные её отсутствием, мы начали её искать. Мы обошли весь дом, все постройки — свекрови нигде не было. Тогда мы сходили к соседке, Анне Филипповне. Поведанное соседкой нас ужаснуло:

— Видала я её. Вон там, в лес она бежала. Недавно совсем. Довёл мать?

Мы с мужем побежали в дом, схватили бутылку с водой, фонарик, телефоны, и побежали искать его мать под ободряющие слова мужа:

— Я знаю этот лес, как свои 5 пальцев.

Мы её звали — вопили, как ненормальные, мужа трясло от беспокойства за мать, он клял всё на свете. Через пару часов поисков, мы решили вернуться в дом и вызвать спасателей/полицию/гражданскую авиацию.

Свекровь изволила мирно дрыхнуть в кроватке. Её обувь, стоящая в коридоре, была совсем не похожа на нашу — с налипшими комьями грязи. Муж сразу выдвинул жизнеспособную версию — соседка нас обманула по просьбе его матушки. Он оказался прав.

С трудом дождавшись утреннего пробуждения свекрови, муж устроил ей разнос. Свекровь в долгу не осталась.

— Понял, что значит против матери идти? В следующий раз уйду, и не вернусь! Подумаешь — 2 часа искали! Зато ножки размяли — это полезно. — с чувством собственного превосходства заявила свекровь.

То, что мы чуть не поседели, пока бегали её искали, Ирину Михайловну ничуть не заботило.

— Поехали домой! — рявкнул на меня муж.

Я побрела с вещами к машине. Свекровь пошла за мной следом.

— Мама, а ты куда? — с наигранным удивлением спросил у неё мой супруг.

— Как куда? Вы же в город, меня заодно до дома довезёте. — соизволила сообщить Ирина Михайловна.

— Нет, мамуль. На своих двоих, до электрички. Потом на автобусе. Ножки разомнёшь — это полезно! — издевательски произнёс муж, прыгая в машину.

Я попыталась уговорить мужа, чтобы мы взяли его маму в попутчицы. Но мой супруг был непреклонен. Мы уехали домой. Уже добрались до нашей берлоги и сходили в душ, как начались звонки от сестры мужа с претензиями. Версия событий свекрови весьма отличалась от нашей. Версия Ирины Михайловны:

Я, неблагодарная напившаяся падшая женщина, выгнала свекровь из её же домика. Бедная женщина сидела во дворе и мёрзла — я специально закрыла двери, чтобы не пустить её в дом. Тогда она переночевала у соседки. А утром я отказалась везти её в город, пригрозив мужу разводом. И мой муж-подкаблучник бросил свою собственную мать на произвол судьбы.

Сестре мужа всё объяснили. Зная свою маму, она нам поверила. Но забирать её с дачи всё равно уехала. Я приняла для себя решение: свести все контакты с матерью мужа к минимуму. Отдохнула, называется, на майские праздники. Как вспомню как мы по этому лесу вчера бегали, аж плохо становится. И мужа жалко — что он пережил, испугавшись за мать, словами не передать.