Свекровь: «Мало тебе одного моего ребёнка обирать, ещё и за второго принялась?»

Повадился брат мужа, Ваня, деньги у нас занимать. Вроде, и зарплата у него больше, чем у моего мужа, а всё жалуется, что денег нет.

За полтора года на 43 тысячи назанимал. Вчера пришёл в очередной раз «взаймы» просить, но получил от ворот поворот.

Ушёл он от нас сильно обидевшись. Но нас с мужем тоже можно понять — у нас ребёнок и ипотека, и деньги, которые Ваня постоянно занимает и не отдаёт, нам бы очень пригодились.

Через час после Ваниного ухода, пришла свекровь с Лидой, женой Вани. Не успела я открыть дверь, как они с порога набросились на меня с обвинениями:

— Вам взаймы давали, а не насовсем деньги подарили. Не хотите по-хорошему долги отдавать, заберём техникой. А то ноутбуки они себе покупают, а Ване вернуть ничего не могут.

Лида по-хозяйски протопала в комнату и выхватила ноутбук, который муж купил для того, чтобы брать работу на дом, прямо из-под носа моего мужа.

— Лида, что ты делаешь? — возмутился муж.

— Возвращаю себе деньги, мне ребёнка кормить нечем. Документы давай, я его продам и часть долга вам спишу. — злобно пробормотала Лида.

Пока муж пытался отнять технику из загребущих Лидиных ручек, свекровь меня отсчитывала:

— Мало тебе одного моего ребёнка обирать, ещё и за второго принялась! Фу, бесстыжая. У него жена и ребёнок, а он всё заработанное к вам относит. Всё тебе мало, хапуга!

Моему недоумению не было предела: ведь всё с точностью наоборот — это Ваня постоянно попрошайничает, прикрываясь голодным ребёнком.

На мои возражения свекруха разгневалась и влепила мне пощёчину:

— Да как ты смеешь оговаривать моего сына?

Я ударила её в ответ и посоветовала свалить из моего дома, а с враньём Вани пусть Лида и разбирается, а нас нечего приплетать. На крики пришёл муж, отнявший ноутбук у жены брата. Он увидел красные пятерни на щеках у меня и матери, и моментально завёлся:

— Да что ты себе позволяешь? — к кому конкретно он обратился, было непонятно — на нём опять повисла Лида, причитая и пытаясь отобрать ноут.

— Сын, твоя жена меня первая ударила, я только защищалась! Ты не можешь жить с женщиной, которая подняла руку на твою мать! — свекровь начала заламывать руки в просящем жесте.

— Врать — это у вас с Ваней семейное! — сплюнула я и повернулась к мужу. — Сам разбирайся с этими ненормальными.

Я ушла в комнату и закрыла за собой двери. Этот балаган меня не касается. Хотя, желание вернуться и основательно брякнуть матери мужа меня не покидало. Я достала из шкафа бокал и плеснула себе выпить, чтобы успокоить нервы.

Отношения со свекровью у нас были нормальные, пока я не забеременела. Тогда она сначала пыталась меня уговорить избавиться от ребёнка, а потом, услышав категорический отказ, принялась выть и нести всякую чушь.

Я тогда развернулась и ушла. Выслушивать её маразм не было никакого желания. Любим мы друг друга, не любим — ей какое дело? Да даже если мы решим жить шведской семьёй — её это не касается!

Сына моего она не невзлюбила с первого взгляда Окинув крошечный комочек, только принесённый из роддома, своим цепким взглядом, она вынесла вердикт:

— Нагуляла! Не наша порода! — развернулась и ушла.

А потом Ваня женился на Лиде и привёл её жить в квартиру к своей матери. Лида оказалась такой же хабалистой наглой бабой, как и моя свекровь. Они быстро нашли общий язык и общего врага — меня.

А с тратами Вани всё просто: уставший от постоянного контроля жены и матери, неплохо спевшихся и пилящих его на пару, Ваня завел себе женщину на стороне.

Добрую, ласковую сироту Гульнару, работающую на рынке неподалёку. Я их видела несколько раз вместе, но мне и в голову не пришло его сдавать — сам разберётся, не маленький.

Тотальный контроль Лиды и матери над заработком Вани, заставил Ваню искать способы выкроить хоть чуть-чуть средств на любимую.

То, что он умудрялся выкраивать из под бдительного ока жены и мамы под предлогом «брат занял», тратилось на любовницу. А когда выкроить не удавалось — Ваня бежал занимать у нас.

Родственниц муж выпроводил, показав переводы на Ванину карту в мобильном банке, тем самым доказав нашу правоту. Ни у свекрови, ни у Лиды, даже не промелькнуло желание попросить прощения за эту попытку грабежа.

Ваню жалко, устроят они ему за деньги и за враньё. Я ему звонила сегодня — трубку не взял. Даже волноваться начала — жив ли он?

Получайте новые истории на свой e-mail и вы не пропустите ни одной публикации!