Свекровь и муж хотели чтобы я отдавала пенсию моей дочки на его ребенка от первого брака

— Ир, мама права. Так будет честно. Я воспитываю Аришу, как родную. И плачу на алименты на свою дочь. Мама права — надо отдавать Аришину пенсию по потере кормильца моей первой семье.

— Что прости? — не поверила своим ушам Ирина. Муж вернулся от своей матери после двухнедельного отсутствия явно сам не свой.

— Ну, сама рассуди. Я плачу на свою дочь 10 тысяч в месяц. Еще оплачиваю бассейн. Остальные нужды девочки обеспечивает ее мать. Твоя дочь получает 12 тысяч в месяц от государства за то, что лишилась отца. Но сейчас-то у нее отец есть! Я же ее воспитываю! Так что получает она деньги просто так. И отдавать их на девочку, которая действительно растет без отца, будет справедливо.

Логика в словах Леонида была. Хоть и странная. Если бы не одно большое и жирненькое но. Мама Леонида, она же — родная бабушка его дочки от первого брака.

Леонид немного слукавил, когда сказал что фиксированная сумма алиментов и оплата бассейна — его единственные траты на родную дочь. Светлана Анатольевна души не чает в единственной внучке. И постоянно спускает на девочку большую часть своей пенсии.

А потом, когда до конца месяца остается еще 20 дней, а на счету Светланы Анатольевны — всего 100 рублей. она начинает звонить сыну.

— У меня кончились деньги. — ставит она перед фактом Леонида и Ирину. — Я сейчас приеду, мне надо 15 тысяч.

Мягкие отказы и просьбы хоть чуточку поэкономней, женщина воспринимала в штыки:

— Я не могу экономить на своей внучке! Ты видел, в какой куртке она ходила? Жабий мех на рыбьем пуху! Мы съездили в магазин, Марусенька выбрала себе курточку. Разве могла я отказать девочке, которую ее отец бросил?

Леонид, мучимый небольшими угрызениями совести, возмещал матери затраты на свою дочь. В месяц сумма из 10 тысяч вырастала до 30-35. При зарплате самого Леонида в 40 тысяч. Причем деньги, отданные матери, считались помощью конкретно ей. А не дочери от первого брака.

— Хорошо там и жена, и дочка устроились. Сами не звонят Леониду, ничего не просят. Зачем? Когда можно проехаться по ушам его матери. И уже с нее поиметь все, что им душенькам угодно. — рассказывает Ирина. — Я иногда сама мечтаю оказаться на месте этой Марусеньки.

«Алло, Ленечка? Марусенька с классом едет в Петербург. Я ей денежки сдала за поездку, а сама на мели осталась.»

«Леонид! Я купила твоей дочери телефон. В кредит. Привезу тебе договор, я не могу позволить себе такие траты!» И вот выплата ежемесячных платежей в 6 тысяч рублей уже лежит на плечах Леонида.

«Ирина! Девочка бедствует! Ты же сама — мать! Представь, твоя Арина будет недоедать и недопивать? Надо что-то делать, надо как-то им помочь!»

В чем конкретно будет заключаться помощь, Светлана Анатольевна озвучила тогда, когда узнала про пенсию падчерицы сына.

— Ты же содержишь чужого ребенка! А на родного плевать! — закатила скандал Светлана Анатольевна, когда в очередной раз пришла за возмещением ее расходов на Марусеньку.

— С чего Вы взяли, что это так? — влезла Ирина. — Ариша получает от государства пенсию. И этих средств почти хватает на ее полное обеспечение.

Пенсионерка моментально почуяла возможность урвать еще деньжат для родной внучки:

— Так это хорошо! Пенсию-то она получает, раз отца нет! А теперь-то есть! Мой сын в нее вкладывается. Тратит свои силы, время и ресурсы. В то время как Марусенька во всем себе отказывает! Ты должна поступить по справедливости. Деньги должна получать та девочка, которая действительно растет безотцовщиной.

Ирина дала жесткий отпор своей свекрови. По ее расчетам, Леонид тратил на своего ребенка почти всю свою зарплату. Кроме того, при разводе он оставил бывшей жене и ребенку свою квартиру. По выходным Леонида дома не бывало — он ездил к дочери. По мнению Ирины, свой отцовский долг ее супруг иногда даже перевыполнял.

Ирина решилась на разговор с мужем. Хорошо, что он не бросил дочку. Но во всем должна быть мера. По факту выходило, что самого Леонида содержит именно Ирина. Они живут в ее квартире, она одна покупает продукты и одежду. Даже бензин в машину Лени оплачивается с ее средств, когда сам мужчина ездил к своей дочери.

— Когда мы познакомились, такого не было. А стоило нам пожениться, как бывшая жена Лени стала атаковать его мать. Звонит, плачется. Ведь у Лени теперь новый ребенок, чужой. А родной — страдает. По мне — ерунда какая-то. Но свекровь повелась. И стала все свои денежки в ту семью относить. А потом с нас трясет. Она еще и вселенской несправедливостью прониклась — у Ариши есть отчим, а Марусенька — якобы, безотцовщина. Безотцовщина — если бы алименты не платил, не приезжал и квартиру при разводе не оставил. Почему помощь бывшей семье должна производиться за счет новой семьи? Я поставила мужа перед фактом — или Марусенька поумерит свои аппетиты, или мы разводимся. — рассказывает Ирина.

Леонид попытался решить проблему по-своему. Он позвонил бывшей жене и попросил не принимать помощь от его матери. На что услышал издевательское:

— А ее никто не просит! Она сама предлагает. Я не буду отказываться. Дают — бери.

Тогда Леонид сказал матери, что средств на возмещение ее расходов на Марусеньку больше не будет.

— Да ты что? Это тебя жена накрутила так? А как же Греция? Марусенька так мечтает там побывать! Всего-то 60 тысяч им надо! Ты не можешь так поступить с родной дочерью! — возмутилась Светлана Анатольевна.

— Без Греции обойдется. Мы Арине пальто зимнее купить не можем из-за твоих трат. Мама, хватит. Ты строишь из себя хорошую бабушку за наш с Ириной счет!

После этого разговора, Светлана Анатольевна слегла. И ей потребовался уход сына. Леонид взял с собой самое необходимое и переехал к матери, ухаживать за ней, взяв отпуск на работе.

— Леня вернулся и я его не узнала. Он начал настаивать на том, чтобы пенсию Аришки я отдавала его Марусеньке. Иначе — развод. Я подумала: а зачем мне такой мужчина, которого я и одеваю, и кормлю-пою? Хочет так заботиться о своей дочери — пусть вновь сходится с ее матерью и живет с ними. Почему должно страдать качество наших с Аришей жизней? Я его из семьи не уводила, я ни перед кем не виновата. И тратить такие суммы на 15-летнего подростка, а Марусеньке именно столько лет, глупо. Дорогущие телефоны по первому требованию, куртка за 15 тысяч. Поездка в Грецию. Дальше что? Мы с дочкой должны будем отдавать не только пенсию, но и квартиру свою сиротинушке при живом отце предоставить? Нет уж, с меня хватит. — Ирина твердо настроилась на развод.

Попользовалась, поняла что много поиметь не удастся, и бросила. Такова причина грядущего развода сына, по мнению Светланы Анатольевны. Не две хитрых интриганки — бывшая невестка и внучка. А именно нынешняя жена Леонида — корень всех зол.

— Иногда мелькает мысль — может, можно попытаться сохранить брак? Но я и сама в это не верю. Может, я не права, и Леня имеет право отдавать на дочь столько денег, сколько хочет. Но требовать деньги моей дочери? Это перебор.

А как Вы думаете, имеет ли Ирина право влиять на траты своего мужа на его ребенка? Или она права и во всем нужна мера?

Подпишитесь чтобы ежедневно получать новые истории на свой e-mail...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓