Снова о передаривании детских, и не только, вещей

У брата жена отчебучила. Я беременна, срок еще небольшой — 4-ый месяц, начинаю поправляться. До беременности я носила 40-42 размер, сейчас аккуратненько перелезаю в 42-44.

Вещи покупаю посвободней, чтобы «на подольше» хватило. Свободные платья (хвала нынешней моде за оверсайз), большие кофты, «летящие» блузки и футболки. Из штанов — комбинезоны и брюки с низкой посадкой.

За обновками я ездила недавно. В сопровождении брата, он ездил за подарком на грядущий день рождения жены. Пока мы были в торговом центре, позвонила Аля, будущая именинница.

Она поинтересовалась о его местонахождении, брат сказал, что повез меня в магазин, умолчав про подарок. Аля расстроилась. Разумеется, ведь муж — ее собственность и не имеет права подвезти сестру до ТЦ, тем более — нам было по пути.

В общем, Аля устроила небольшую сцену. Но, услышав цель моего визита в магазин — обновление гардероба, она сразу присмирела. Брат, поговорив с женой, ушел на поиски подарка, я ушла в один из отделов с одеждой.

Стою в примерочной, звонит мне Аля. Далее такой диалог:

— Юль, а ты все новое себе купишь?

— В смысле? — ну не поняла я ее вопроса и к чему она клонит.

— Одежду новую себе купишь? Ты же толстеть начала.

— Да, новую одежду куплю. — ответила я, немного задетая фразой про «толстеть начала».

Слышать такое в лицо — не очень приятно, тем более от постороннего, по большому счету, человека. Почему — постороннего? Мы не подруги. Аля ревнива до ужаса и старается контролировать брата во всем.

Поездки к маме — под запретом. Дорогие подарки нам с мамой — под запретом. Говоря — дорогие, я имею ввиду подарки на сумму в пределах 1000 рублей. Чаще всего нам с мамой перепадает всякая мелочевка, вроде швабр и дешевых абажуров. Сама Аля подарки заказывает заранее.

Золото, бытовая техника, деньги. Мама раньше ей дарила что-то стоящее, но, после хлама в ответ, дарит 1000 рублей деньгами на все праздники. Аля обижается. Ведь она — мать единственного внука. Впрочем, это ненадолго — я тоже жду мальчика.

— То есть, гардероб ты полностью обновишь? — не отставала Аля.

— Не полностью, но обновлю.

— Здорово! Жди вечером в гости! — обрадовалась Аля и бросила трубку.

Я продолжила выбирать обновки, выбросив разговор с Алей из головы. Спокойно закончив все дела, мы с братом поехали по домам. Он даже имел наглость подбросить меня до дома, сопроводив этот жест просьбой не говорить про это Але.

Дома я купленное разложила по полочкам. То, что мне совсем мало, отправила в стирку, планируя постирать, сложить и убрать вещи до более худых времен. Ближе к вечеру, я сходила в магазин за тортом, помня о визите Али.

Стоило мне прийти домой с тортом, как позвонила мама.

— Там Аля к тебе едет, вещи на малыша везет. Темке уже 2 года, вещичек много хороших осталось. Мы с тобой постоянно ей что-то качественное дарили, ты посмотри — глядишь, пригодится.

— Хорошо, мам, посмотрю. — согласилась я.

Поболтав еще минут 15, мы попрощались и я пошла прибирать кухню — гости же будут.

Аля с братом и племянником приехали в половине седьмого. У меня как раз муж должен был домой с работы приехать. Мы попили чай с тортиком. Аля вручила мне пакет с детскими вещами и предложила выбрать что приглянется.

Знаете, я бы эти вещи даже на половые тряпки не взяла. Грязные, рваные, ужасно пахнущие. Причем, вещей, которые мы с мамой ей дарили, там не было. Реально всякая рвань.

Пока я соображала, как бы помягче сказать этой ранимой особе что мне ничего из предложенного не надо, Аля улыбнулась и говорит:

— Теперь ты показывай.

— Что показывать?

— Ну, ты же обновила гардероб. Показывай то, что тебе мало. Я заберу. Тебе все рано не пригодится — мама твоя после родов поправилась и ты поправишься. Это мне все нипочем — хоть 5 детей рожу, буду как тростинка. А у вас это семейное — полнеть. — радостно сияя заявила Аля.

Я молча собрала детские вещи в пакет, сунула его Але и попросила ее удалиться из квартиры. Во-первых, я ничего не просила. Во-вторых, я не планировала отдавать свои вещи.

В-третьих, уж тем более — я не собиралась обменивать ее рванье на мою одежду. А уж нахамить с улыбкой на лице — на это Аля мастер. Мы с ней потому и не ладим, я ей подобное с рук не спускаю, а принцесса обижается.

Брат укоризненно на меня посмотрел, пока его жена с воплями одевалась. Ушли, ну и хорошо.

Теперь Аля рассказывает по родне о моей черной зависти и неблагодарности. Ведь она мне привезла чуть ли не тонну отборных вещей самых крутых детских марок. А я ей зажопила пару б/у платьев да китайских блузок.

Вот теперь даже и не знаю — как же мне жить с такой славой-то? Пойду, мороженого с горя съем, что ли.