Я не полезу, сам лезь!

Поступив под начало сурового деда-армянина, я отправился на отделку коттеджа. Высотой это чудо архитектуры было с добрый трехэтажный дом, а с торцевой стороны красовалась яма. Для того чтобы отделать эту сторону сайдингом, понадобилось возвести высоченные леса. Залезли мы на чердак, но увидев высоту, шаткость конструкции и услышав воющий ледяной ветер, потеряли запал.

— Чо смотришь эээ, залэзай! – дед подтолкнул меня, опасливо покосившись на леса.

— Сам на них лезь! – я отшатнулся назад, в свою очередь, подталкивая вперед деда.

— Чо тут страшного ээээ?! Залэзай!

— Вот ты сам залезь – сказал я – И я сразу за тобой.

— Эээ! – сделав характерный жест, дед закурил.

Сзади подошли двое монтажников занятых укладкой проводки и задумчиво осмотрели наш «шедевр». Надо сказать, что нашего спора они не слышали.
— Вот скажи мне Володька – обратился один к другому – Сколько тебе надо выпить водяры, что б на эти леса полезть?

— Думаю водяры тут недостаточно – хмуро ответил Володька
.
Сильно оскорбившись услышанным, дед вскочил и со словами – Все вы рускиэ трусы! – решительно ступил на леса.

— Вот сматритэ эээ! – кричал он агрессивно топая по площадке – Держитса! В Армении все делают как нада! Ээээ!

— Мы сейчас не в Армении! – и только я произнес эти слова как леса с чудовищным треском подломились и дед, грязно ругаясь на помеси армянского и русского, полетел вниз.

Подскочив к краю, я увидел, что он чудом зацепился фуфайкой за доски и висит, размахивая руками и продолжая орать матом.

— Ну что Володька, может водочки? – спросил один монтажник другого.

— Можно – кивнул Володька, и они не спеша удалились во мрак чердака.

Я провел спасательную операцию по спасению деда, и от объекта того мы отказались. Потом я еще долго над дедом подшучивал, отвечая на все его указания в работе – «Даже не знаю, сколько мне водяры надо, чтобы сделать это.»