Я стоял там один, в нелепом наряде, а кругом все смеялись

Помню, как-то раз отдыхал я в летнем лагере. Лагерь был не совсем обычный, палаточный, расположенный в предгорной местности. Там была сцена, беседка, под крышей которой располагалась столовая и кухня, и десяток армейских палаток на 25 человек каждая. В одних обитали строго девочки, в других — строго мальчики. А еще две из них были для вожатых.

Климат в предгорье своеобразный: днем там было очень жарко, а ночью температура, порой, падала до минусовой. По приезду нас разбили на отряды и выдали разноцветные галстуки — каждой команде определенный цвет.

И вот в один из дней запланировали вожатые соревнования. Собрали все отряды на полянке и разъяснили суть предстоящего события. В общем, на вечер каждый отряд должен был приготовить сценку: сделать пародию на какого-нибудь знаменитого певца. После того, как новость была оглашена, время пошло, отряды разошлись совещаться и планировать.

И вот мой отряд решил пародировать певца Шуру. И на главную роль был избран я. Я конечно долго упирался, ну не люблю я его, но все же в итоге сдался.

Шуру мои соотрядники представляли себе довольно странно… Мне выдали женские колготки, юбку, топик и короткий моднявый пуховичок. Я опять стал упираться, но снова надолго меня не хватило. Что не сделаешь ради победы своего отряда?

Так же мне дали выучить текст одной из его песенок, под названием “Твори Добро”. Причем надо было обязательно картавить. Я ушел репетировать.

Настал вечер. Зажглась сцена, расселись зрители, состоящие из членов разных команд. На передних лавочках расположилось жюри, состоящее из вожатых, и представление началось.

Действующие лица сидели по палаткам, так сказать, хранили интригу до выхода на сцену. Мы были третьи в очереди. Меня нарядили в женские одежды, наклеили зарисованную черную бумажку на передние два зуба, чтобы казалось, что их нет.

Девчонки в довесок еще и наложили макияж… И вот сижу я, настроения нет, стыдно жутко, а еще на сцену выходить. Тем не менее, мысленно повторяю текст… еще же и картавить надо.

И вот, мой выход. Выхожу я из палатки, направляюсь к сцене. Публика при виде меня дико хохочет, жюри смеется и плачет, а мне мало того что, стыдно, так еще и холодно.

А еще ноги волосатые в колготках жутко чесались. Меня начало мелко трясти от переживаний и холода. Вышел, давай пародировать. Кстати, картавить получалось само собой, потому как я замерз и меня колотило. Пять минут позора и все закончилось, уж не знаю, удалось ли мне перекричать песней гогот публики.

На второй день — хоть из палатки не выходи. Стыдно. Но ребята заходят, хвалят, всем понравилось, судя по всему. Да и по итогам конкурса наш отряд взял первое место.

Сейчас вспоминаю и понять не могу, чего стыдился тогда. Ведь действительно весело получилось и памятно. До сих пор ребята из лагеря, с кем еще держим связь, вспоминают мне ту сценку.