Сестры

Стартовые условия в жизни и Лены и Ксюши были абсолютно одинаковыми. Разница в возрасте у сестер — полтора года, одни родители, полная семья, хорошая школа и оплаченный институт. А вот дальше дороги сестре разошлись.

Лена точно знала — она достойна лучшего в жизни. Лучше, в ее понимании: обеспеченный муж, отпуск пару раз в год, большой (не менее 200 квадратов) дом. И работа «для души». Ну не сама ведь Лена должна зарабатывать?

На крайняк — пусть муж будет и не очень обеспеченный, и дом не такой большой, и отпуск раз в год, но чтобы никто об этом не догадывался. У «крайняка» было одно очень важное условие — окружающие должны считать, что у Лены есть все, чего она достойна.

Ксюша — наоборот. Считала, что человек делает себя сам. А уж если приспичило иметь обеспеченного мужа — будь добра, начни с ним с самых низов. Поживи в обшарпанных коммуналках, не спи ночами, всячески поддерживай и помогай. А не сиди с видом королевы, благосклонно принимающей подношения.

Лена вышла замуж, подойдя к выбору спутника жизни максимально ответственно — по определенным критериям. Счастливчиком оказался самый перспективный однокурсник из приличной, на Ленин взгляд, семьи.

Сам при жилье, у родителей две квартиры, братья-сестры отсутствуют, значит муж — единственный наследник родительской недвижимости. Плюс еще на стадии ухаживаний стало понятно, что Александр пойдет на все, чтобы получить доступ к телу. Ляпота.

По факту — Лена просчиталась. Родители ее мужа, выйдя на пенсию, продали обе квартиры, купили себе маленькую однушку и отправились колесить по миру. Так гипотетическое наследство мужа оказалось миражом. Что делать? Больше работать на свои хотелки? Нет, вы что? Разве Лена для этого замуж выходила?

Муж есть, это его дело — достойно содержать семью. Рождение сначала одного ребенка, следом — второго, утянуло семью Лены на самое дно кредитной впадины.

Квартира Александра была продана, эти деньги пошли на первый взнос за ипотеку на огромный загородный дом. Александр боролся с непомерными аппетитами жены, но проиграл и сдался. Очередной подарок покупался в кредит.

Поездка за границу — в кредит. Ипотека на дом с грабительскими процентами. Авто — в кредит. Немаленькая зарплата мужчины едва покрывает расходы на погашение кредитов и ежемесячные платежи по кредитным картам.

Напомню внешнюю картинку: большой дом, иномарки, ежегодный отпуск, модная одежда. О кредитном болоте, в котором погрязло семейство Лены, никто и не догадывался.

Ксения пошла другим путем. Тоже вышла замуж, но по взаимной любви и желанию горы свернуть ради друг друга. Двухгодовалый путь к собственной комнате в коммуналке, жизнь на прожиточный минимум, остальные средства — в банки и фонды, чтобы «работали».

Сама Ксюша ездила на автобусе, ее муж Николай — на стареньких Жигулях. Одежда из бюджетных магазинов и с рынка, ремонтируемые зимние сапожки, а не покупка новых. Никакой готовой еды и полуфабрикатов, походов в кино и боулинг. Скромная жизнь по небольшим средствам.

К 33 годам, Ксюша и Николай праздновали новоселье — покупка компактной двушки в хрущевке стал настоящим праздником. И на этот праздник собралась вся семья Ксюши.

Лена, цокая каблучками модных сапожек, прошла прямиком в квартиру, даже не разувшись и бросив через плечо: «У нас домработница убирает! Я не привыкла разуваться!» Следом за Леной семенил Александр. Уставший, поседевший, с кругами под глазами, мужчина выглядел намного старше своего возраста.

— Мда, с нашими домом — никакого сравнения. Как вы жить будете в этом спичечном коробке? — свысока спрашивала Лена.

— Нормально они тут жить будут. Тем более — это временно. — заступилась за Ксюшу Светлана Павловна, мама сестер. — Я в Уфу уеду, к сестре. Она овдовела, давно меня к себе зовет. Вместе не скучно. Вы у меня выросли, вон какие красавицы стали.

— В смысле — временно? — нахмурилась Лена.

-Я уеду к Полине, тетке вашей, помните? На юбилей ко мне которая приезжала? А мою квартиру Ксюша продаст и они с Колей купят побольше, я и дарственную уже написала. У тебя-то вон какой дом, у вас с Сашей и так все хорошо, вы не нуждаетесь. А сестра твоя ребеночка ждет. — пояснила Светлана Павловна.

— А что сразу не купили побольше?

— Лен, мы сдавать мамину квартиру будем, подкопим еще, да и не к спеху пока. Годика через 3-4 переедем. Ну что, кому шампанского? — улыбаясь, спросила Ксюша у семьи.

Застолье прошло вяло. Лена сидела как на иголках, Александр чувствовал нервозность жены и примерно представлял что будет. Их дети тихо играли в планшет. Ксюша с Николаем были довольными донельзя: первая квартира — то, ради чего они работали, не покладая рук. В перспективе — появление ребенка и расширение жилплощади.

Декрета Ксения не боялась — как раз на время декрета и решено было сдавать квартиру Светланы Павловны. А потом, как только Ксюша выйдет на работу, можно и продажей-покупкой недвижимости заняться.

После посиделок, Лена выразила желание увезти маму до дома. Александр с детьми тоже отправились домой, но на такси. «Я поговорю с мамой, это нечестно, что квартиру она Ксюшке отдала. Я ее переубежу. А мы долги погасим, часть.» — шепнула Лена мужу, обосновывая целесообразность его поездки на такси.

Узнав правду о том, как живет семья Лены, Светлана Павловна пришла в ужас.

— Продавайте свои машины и дом, гасите часть долгов и переезжайте в мою квартиру, я с Ксюшей поговорю — она поймет и вернет мне жилье. Тратьте поменьше, за несколько лет со всеми долгами рассчитаетесь. — предложила пенсионерка выход.

Но Лена продолжила настаивать на передаче квартиры ей в собственность, обещая разобраться с долгами как-нибудь потом.

— Нет, Лена, так не пойдет. Вы сейчас все профукаете, и снова погрязнете в долгах. Додуматься надо — отдыхать в кредит! Ну продашь ты квартиру, что-то погасишь. А дальше? Все по новой? Извини, но нет. Ксюше действительно от этой квартиры больше пользы будет. — твердо решила Светлана Павловна.

Тогда Лена вернулась сестре, разъяренная разговором с упрямой матерью.

— Переписывай на меня материну квартиру! Мне надо! — потребовала Лена от сестры.

***

— Вот так и получилось, что я — плохая. Не встала на место сестры, не отдала ей квартиру. Я, сволочь такая, имела наглость подумать о будущем моего ребенка. Мама права — Лене деньги с продажи маминой квартиры, что мертвому припарка. Тут образ жизни менять надо, начать по средствам жить. Лена больше с нами не общается, хотя я предложила ей помощь — отдавать половину средств с аренды. «Нахрена мне твоя подачка в 12 тысяч в месяц? Засунь себе сама знаешь куда!» — отказалась сестра. На нет и суда нет. Пусть и дальше живет не по средствам. Рано или поздно расходы по кредитам перевесят доходы, как она этого не понимает. Разве хороша красивая жизнь в кредит? Но платить-то все равно придется. — закончила Ксения свое повествование.