Самая красивая девочка в классе

Нина Петровна обожала своего внука Артема и была ему настоящим другом. Даже с родителями у мальчика не было столь доверительных отношений, как с любимой бабушкой. В 14 лет он показал фотографию, где они сфотографировались всем классом и по секрету шепнул бабуле, показав на девочку с косичкой:

— Это самая красивая девочка в классе!

Нина Петровна оценила улыбчивую школьницу, которой восхищался внук, и пообещала никому не говорить ни слова.

Незадолго до выпускного Артем с родителями пришли поздравить бабушку с юбилеем. Артем показывал бабуле на телефоне школьные снимки и рассказывал про самую красивую девочку в классе – про ту самую Кристину, фотографию которой он впервые показал бабушке в 14 лет.

— А твою бабушку тоже звали самой красивой девочкой в классе, — гордо заметила мама Артема.

Нина Петровна засмущалась и махнула рукой:

— Да ладно тебе, дочка, когда это было?

— Мама, принеси старый альбом, — попросила дочь, — пусть внук увидит бабушку в школьной форме, — ты там настоящая красавица.

Нина Петровна достала из стенки толстый старый фотоальбом и раскрыла его. Когда дошли до фотографии, где Нина Петровна — восьмиклассница с бантиками – Артем удивленно сказал:

— А я уже видел эту фотографию: у Кристины дома – у ее бабушки — точно такая же фотография. А вот и бабушка Кристины, Зинаида Ивановна, – рядом с тобой сидит.

Нина Петровна переменилась в лице. Это была фотография, где они сфотографированы всем классом и на которой они с Зинаидой были еще самыми близкими подругами.

В молодости Нина дружила с одноклассником Николаем, который называл ее «самой красивой девочкой в классе»; после службы в армии Николай хотел жениться на Нине. Девушка дождалась своего жениха и уже готовилась к свадьбе, как вдруг родители Николая наотрез отказались от невесты.

Причиной стала пропажа золотых часов у матери Николая. Как раз в тот день Нина была у них дома в гостях, а после ее ухода странным образом пропали золотые часики. Мать Коли уверенно заявила, что это Нинка – больше некому.

Родители Николая очень сильно влияли на сына и расстроили свадьбу. А вскоре Николай посватался к Зине – подруге Нины. Зинаида еще со школы тоже была влюблена в Николая, но, видя, что у подруги любовь с ним, не вмешивалась. Но и не отказалась, когда Николай неожиданно посватался к ней.

Золотые часики вскоре нашлись: они упали за умывальник. А когда их нашли, Коля уже был женат на Зине.

Нина возненавидела всю Колину семью, а больше всех она презирала бывшую подругу Зинку. Вместе с родителями Нина переехала в другой город и больше не видела Зинку и Николая и ничего о них не слышала. Замуж вышла только через три года после несостоявшейся свадьбы.

И вот теперь, оказывается, Зинаида тоже живет в этом же городе. И самое неприятное, что любимый внук Артем влюблен в ее внучку Кристину. Нина Петровна была морально раздавлена таким открытием: «Вот как аукнулось», — подумала пенсионерка.

В тот день праздник был испорчен: Нина Петровна сначала слезно умоляла Артема держаться подальше этой семьи, а потом поставила ультиматум: «Ни Зинка, ни ее внучка мне на дух не нужны».

Зять подумал, что теща на старости лет сошла с ума, дочь пыталась всех помирить. Ни о чем не договорившись, расстались. Через год Артем ушел в армию и Нина Петровна жила надеждой, что внук забудет Кристину.

Но, вернувшись с армии, Артем почти сразу сообщил родителям, что женится на Кристине. Нина Петровна плакала и кричала, умоляла и угрожала. Артем стоял на своем.

После скандала все старались не обсуждать болезненную тему. Зять Нины Петровны встал на сторону сына и полностью поддерживал его. Артем с Кристиной расписались и поставили семью перед фактом.

Нина Петровна два месяца не появлялась у детей. И вдруг Артем пришел сам к ней домой и стал уговаривать бабушку навестить в больнице Зинаиду Ивановну.

— А мне-то что за дело? Пусть болеет! – сказала внуку непреклонная Нина Петровна.

Артем тоже не отступал и настойчиво просил навестить бабушку Кристины, сказав, что она очень больна и неизвестно, выздоровеет ли. И самое главное, что Зинаида умоляет Нину увидеться.

Нина Петровна отказала внуку. А на другой день, сделав прическу, надев самое нарядное платье, подкрасив губы, отправилась в больницу. Намерения мириться у нее совсем не было, ей хотелось взглянуть в глаза бессовестной Зинке.

Войдя в палату, она увидела лежащей на кровати худенькую женщину с седыми волосами; лицо было бледным.

— Ниночка, — прошептала Зинаида, — ты пришла.

Нина Петровна поджала накрашенные губы и молча смотрела на бывшую подругу.

— Вот, — подала Зинаида пачку писем, — держу при себе, чтобы передать тебе сразу. Это покойный Николай тайно писал тебе письма, когда мы с ним жили. А у меня тогда уже двойня родилась, — двух сыновей растили. Вот я и подговорила родственницу свою на почте, чтобы письма его не отправляла тебе. Забирала я его письма и прятала. А зачем сохранила, не знаю. Самое первое письмо только распечатала, остальные читать сил не было. Любил он тебя, всегда любил, — выговорилась Зинаида.

Нина Петровна взяла распечатанное письмо, на котором увидела старый адрес ее покойных родителей и прочитала про себя несколько строк:

«Ниночка, моя самая красивая девочка в классе! — писал Николай. «Прости, что я предал тебя! Только сейчас понимаю, как я тебя люблю, как скучаю по тебе, — были бы крылья, так и полетел бы к тебе.

Не проходит и дня, чтобы я о тебе не вспоминал. Какую же ошибку я совершил! И как мне хочется тебя увидеть! Знаю, ты, может быть, и не захочешь отвечать на мое письмо, но я все равно буду тебе писать, потому что знаю, что когда-нибудь ты прочитаешь мои письма».

Нина Петровна швырнула на постель недочитанное письмо:

— Ты что же, думаешь, я тут после твоей исповеди, растаю, как снег по весне? – начала холодно Нина Петровна. – Не дождешься; и прощать я тебя не собираюсь.

Нина Петровна повернулась и пошла к двери; губы Зинаиды задрожали, она хотела что-то сказать, но не хватило сил.

Нина Петровна вышла в коридор и устало опустилась на кушетку, потому что застучало сердце: тук-тук, тук-тук, — билось оно, словно хотело достучаться до сознания пожилой женщины. Сердце устало ненавидеть, оно больше не хотело быть гордым и непреклонным.

Нина Петровна с усилием поднялась и снова вошла в палату. Зинаида сквозь слезы едва могла различить ее силуэт.

Нина Петровна присела на краешек кровати, молча взяла руку Зинаиды в свои руки и прижала к груди:

— Не плачь, Зиночка, — прошептала она дрожащим голосом, — прошу тебя, не плачь; тебе выздоравливать надо, нам с тобой еще правнуков нянчить.

Зинаида потянулась второй рукой к подруге и Нина наклонилась к ней и поцеловала ее мокрые от слез щеки.

— Ты, знаешь, Ниночка, у меня после тебя и подруги-то настоящей никогда не было, — сквозь слезы сказала Зинаида, — так, приятельницы, коллеги по работе.

— Так и у меня не было больше такой подружки как ты, — улыбаясь, сказала Нина Петровна.

— Возьми! – умоляюще попросила Зинаида Нину Петровну, протянув ей пачку писем, — это для тебя письма. Коли уже нет на этом свете, а раз уж он хотел, чтобы ты письма его прочитала, значит пусть его воля будет исполнена.

*****

Выйдя из больницы, Нина Петровна увидела стоящих у крыльца внука Артема с женой Кристиной. И только когда Нина Петровна подошла к ним, Артем понял, что теперь все будет хорошо.

— Так, молодежь, — обратилась к ним бабушка, — срочно научите меня сэмэсить.

— Эсэмэсить! – смеясь, поправил внук.

— Да какая разница, — махнула рукой Нина Петровна, — нам с Зиночкой главное, чтобы общаться по телефону через эти ваши – эсмэски.

— Будет сделано, бабуля, — рассмеялся Артем.