Разреши быть твоей мамой

Целый день шёл дождь, Инна приказала себе не реветь. Не показывать им, как ей тяжело. Кому им? Да им, всем.

-Эй, новенькая, как там тебя? Ина — мина…

Инна сначала посмотрела на мальчишку, потом опять отвернулась к окну.

-Иди на ужин, новенькая. Правила для всех одни, ты что думаешь одна такая особенная.

Инна молчком слезла с большого подоконника и пошла из комнаты, проходя мимо мальчика, она нечаянно задела его, рукой.

-Ты что, деловая такая, да?

-Извини — прошелестела едва слышно.

-Извинениями не отделаешься, поняла, — мальчишка хорохорился, как молодой петушок, — деловая такая да?

Девочка равнодушно отвернулась и пошла в столовую.

-Павлова, тебе особое приглашение надо? Здесь нет бабушки, никто не будет с ложечкой за тобой бегать, быстро пошла и села на место.

Ершов, Ершов, ты чего прыгаешь, как блоха, иди на место.

Инне хотелось чтобы эта злая женщина замолчала, заткнулась и не смела даже произносить слово бабушка.

Инна до восьми лет прожила с бабулей, ближе старушки у неё никого не было.

Однажды бабушка легла спать и не проснулась, когда опека начала искать других родственников, оказалась интересная такая подробность, баба Дуся была Инне не родной бабушкой.

Она ей никем не приходилась, была второй женой её родного деда, умершего ещё до рождения девочки.

Мать Инны пришла пожить к бывшей мачехе, объясняя что ей некуда идти, однажды пошла в магазин и пропала.

Инне было два года, в то время. Заявление у бабушки Дуси не приняли, сказали что должны родственники подавать. А какие родственники, если кроме двухлетней дочери у пропавшей нет никого.

Скажите адрес, девочку надо в детский дом, сказал дежурный, бабушка испугалась, и сказала что она наверное уже пришла, дежурный кивнул, и бабуля поспешила уйти.

Так бабушка с внучкой остались вдвоём.

Документы на девочку были, как- то никто и не удивился, что в школу привела девочку бабушка.

Бабуля сказала что мать девочки в другой стране на заработках, как только приедет, так напишет конечно доверенность.

Девочка была умненькая, чисто и красиво одета, всегда выполнены уроки, поэтом ни про какую доверенность больше никто и не вспомнил.

Так и жили, пока бабушки не стало…

Инну отправили в детский дом

Страшно Инне и плохо. Всё чужое, тоска, слёзы по бабушке. Злые дети, злые взрослые.

Никому не нужна девочка, таких не берут в семью, берут малышей, просветил её этот вредный Ершов.

Никому не нужна.

Бабуля говорила что отец отказался ещё до её рождения, мать сбежала, бабушка рассказала Инне, что она позвонила через месяц как пропала, сказала что не вернётся, уезжает за границу, девочку можно отдать в детдом, она маленькая, чистенькая, её сразу удочерят.

Говорила она это спокойным тоном, без слёз, без эмоций, попросила не искать её и простить. Не хочет и не может жить в нищете, родить девочку была огромная ошибка. в общем как-то так.

Маленькая Инночка не расстроилась тогда сильно, рядом была любимая бабуля, а остальное её не волновало.

Бабушка не сказала тогда девочке, что она никто малышке, своих детей у неё не было.

Конечно, Инне хотелось чтобы у неё были мама и папа, как у других детей, но она прекрасно понимала, что это невозможно.

Иногда Инна плакала тихонько, чтобы бабушка не слышала, она помнила мамины руки, улыбку. Но приказала себе не думать о ней, ведь девочка не была ей нужна, была обузой.

Ничего, думала девочка, вот вырасту, выучусь, тоже стану богатой, и будем с бабулей жить хорошо, в большом доме, буду водить большую, красную машину.

Её мечтам не суждено было сбыться.

Поужинав со всеми, девочка опять ушла в спальню, и стала смотреть в окно, дождь так и шёл, вся трава намокла, напротив была серая стена огромного забора, как в тюрьме, думала девочка.

-Ты чего здесь, а? Не положено, иди в игровую, сейчас мультики все смотрят. Новенькая что ли? Иди, иди. Как зовут тебя?

-Инна, -еле выдавила девочка.

-Ох ты, горюшко. Ты что ли с бабкой жила, неродной.

-Я, только она мне лучше чем родная, она самая хорошая была,- впервые за много времени заговорила девочка.

-Ну-ну, тихо милая, тихо, — нянечка подошла к девочке, обняла её, не плачь, а то сегодня в ночь Зинаида Петровна, а она страсть как не любит чтобы плакали.

Но девочка не может успокоится, впервые за несколько месяцев с ней заговорили по человечески, не толкали, шпыняли, не смотрели как на пустое место, а заговорили ласково и по доброму, как говорила любимая бабушка.

-Всё, всё, детка. Успокойся, беги, беги в игровую комнату, тихонечко проскользни и сядь на стульчик, иди детка. А я к тебе приду потом, нам нельзя, но я к тебе… ты не бойся, не пропадёшь.

Я тебя не дам в обиду.

Девочка послушала няню, и послушно сделала так, как она сказала. Сердитая воспитательница, с шишкой из волос на голове и очками на кончике носа, подозрительно осмотрела всех детей, задержав взгляд на Инне.

-Новенькая, ты что плакала?

Инна отрицательно мотнула головой и смело посмотрела воспитательнице в глаза, та брезгливо дёрнула губами и отвела взгляд, подумав что с девчонкой могут быть проблемы.

Хотя, Зинаида Петровна усмехнулась, обломают быстро…

Няня, её звали Людмила Борисовна, или тётя Люда, всё старалась тихонечко то погладить Инну пот головке, то незаметно сунуть той конфетку или яблочко.

И Инночка была рада, что хоть кому -то в этом огромном мире есть до неё дело.

Плохо было Инночке, а кому хорошо в казённом доме.

Однажды Зинаида Петровна увидела что няня гладит Инну по голове, она зыркнула на Инну и приказала няне пройти к директору. Ершов сказал что директриса орала на няню.

-А за что, — спросила Инна

-Ты не знаешь?

-Нет

-Им нельзя к нам привязываться, типа жалеть нас не надо, всё равно мы так, биомусор.

-Кто ?

-Да мы, ты что думаешь, нас что-то хорошее ждёт, — Ершов усмехнулся, — неет

-С чего ты взял? Кто тебе сказал такое?

-Да все, — мальчик уже чуть не плачет, — все, понимаешь? Мы же никто! Нас нет, мы никому не нужны. Видишь, чуть добра и ласки и всё,её ругают, чтобы не смела показывать нам что мы люди живые люди. Мы же будущие преступники, наркоманы…зачем нам…

-Неправда, слышишь! Не говори так, я сейчас пойду и всё им выскажу, и пусть только попробуют обидеть тётю Люду!

-Ты что? с ума сошла? Никуда ты не пойдёшь!!!

-Ершов, ты чего тут? Павлова? Хорошую компашку ты себе нашла, идите по местам, быстро.

-Видала, — Ершов мотнул головой, — как скоту, идите в стойло. Воспитательница быстро пробежала на своих каблучках-копытцах.

Вышла от директора раскрасневшаяся тётя Люда.

-А вы чего здесь, а?

-Они что вас уволят? — спросила Инна.

-Меня? Да за что же, нет детка, ты что? Серёжа, иди сюда, бегите с Иночкой, там дядя Костя привёз капусту, яблоки, бегите, помогите ему разгрузить.

Ребята не заставили себя долго упрашивать и побежали “дежурить”, так это называлось, на улицу.

Так Инна тихонько начала привыкать к жизни в детском доме, хотя как тут привыкаешь, но всё таки у неё появились друзья, тётя Люда и и Серёжа Ершов.

Иногда в детском доме появлялись “родители”, и каждый ребёнок втайне мечтал что его заметят,что его заберут.

Вот и в этот раз пришли, потому что ребятня завозилась, забегала, задурачилась.

Все по разному привлекают к себе внимание, кто-то спокойно и с достоинством сидит, а кто-то носится, в надежде что заметят,что увидят, заберут, прижмут к сердцу отогреют, назовут сыном или дочкой.

Серёжа с Инной сидели спокойно на подоконнике.

-Ершов, Ершов иди к тебе пришли.

Ребята переглянулись,Сережа медленно сполз с подоконника и пошёл оглядываясь на Инну, та махала ему, иди мол, иди.

Серёжа прошёл к директору, и через минуту выбежал оттуда, весь красный и побежал.

-Серёж, ты куда, — Инна побежала за другом.

-Уйди , уходи, — мальчик плакал.

-Да что случилось?

-Там, там…она…мама..там…

-Мама? Твоя мама? Но ты же …ты наврал мне? Твоя мама жива?

-Да!- кричит мальчик, ты не понимаешь, она…в тюрьме…ненавижу.

-Ты дурак, — кричит Инна, — ты дурак, у тебя мама пришла! Твоя мама, родная! Иди к ней! Она к тебе… а ты…глупый какой…

И они плачут оба, ревут горючими слезами…

Она еще пришла потом, Серёжина мама. Так хорошо выглядит, молодая и красивая, не такими Инна представляла себе из тюрьмы людей.

Серёжа подошёл, она обняла и плакала, Инна тоже плакала в сторонке.

-Она за растрату большую сидела, её подставили, — объяснила тётя Люда, Серёжу отчим сдал в детский дом, он и и подставил Серёжину маму они богатые…Пока разобрались что к чему, этот всё распродал, эх женщины, да разве знала она что подлец такой, мужик окажется…

Заберёт Серёжу, документы все готовы. Ну не плачь, радоваться за друга надо…

-Мам, — просит Серёжа, — мама, у меня просьба есть.

-Какая сынок?

-Там девочка, Инна, она как сестра мне…

-Мне не дадут её, малыш…

-А ты попробуй, мамочка, пожалуйста.

-Я попробую сынок.

Несколько раз отказали, но всё таки кто-то небезразличный к судьбе девочки помог ей.

-Павлова, иди к директору.

У директора сидела Серёжина мама, Инна сразу узнала её, она стала ещё красивее.

-Инна, — голос директора какой-то мягкий, или Инночка привыкла к ней за этот год, — Инна, Елена Вячеславовна, Серёжи Ершова мама…в общем она хочет …

-Инночка, — перебивает Серёжина мама директора, — поедешь к нам жить? Ко мне и Серёже? Ты разрешишь мне быть твоей мамой?

Инна сидит и ничего не понимает.

Это не шутка?

Серёжа , когда уезжал домой, сказал что обязательно вытащит её отсюда, она не верит своим ушам.

Вот эта красивая женщина спрашивает её разрешит ли она чтобы у неё у Инны была мама? Своя собственная мама и брат…

Инна беспомощно смотрит на улыбающуюся директора.

-Инна? Ты слышала о чём тебя спросили?

-Да…, — тихо шепчет девочка, да…

-Девочка моя, иди сюда…

***

-Маам, а тот дяденька на берегу, который нам рассказывал истории смешные, он в соседнем номере живёт.

-Даа? Как интересно.

-Ага, — ребятишки хитро переглядываются, — его дядя Игорь зовут, и он представляешь из нашего города.

-И не женат.

-Ну то есть он был женат, у него сын есть Миша зовут.

-Шпионы вы когда всё узнали? И зачем вы это мне всё рассказываете?

-Просто…Просто так, -безразличным тоном говорят эти двое и хитро улыбаются.

***

-Дети, а помните дядя Игорь с нами отдыхал в одном санатории?

-Да.

-Да помним, а что мам.

-Ничего, представляете мы с ним случайно встретились, в магазине. И он зовёт нас завтра в парк, он с сыном будет, его кажется Миша зовут.

-Ура кричат Серёжа и Инна, — ура!

Вечером, когда Серёжка уже видел десятый сон, в дверь к маме кто-то тихонько поскрёбся.

-Иннусь ты?

-Я мамочка.

-Ну иди сюда.

Прибежала, залезла под одеяло.

-Ты меня не бросишь?

-Вот так, а с чего это.

Разве это нормально, чтобы мамы бросали детей? Ты что дочка? Так не бывает.

-Бывает мамочка, бывает, -говорит Инна.

-Моя ты девочка, с тобой такого больше не будет, я тебе обещаю. Не думай больше о плохом, хорошо?

-Да, мамочка…

***

-Хм, опять мамина доченька с мамочкой в кроватке спала, — говорит за завтраком Серёжа и тепло улыбается.

Мама с Инной смеются.

Этим детям много пришлось пережить, теперь будет всё только хорошее.

Я всегда верю в добро, что оно победит.

Может я покажусь наивной , инфантильной и ещё не пойми какой. Но я всегда верю что добро победит в конце концов.

С самого детства, увидев несправедливость мне хочется взять и всё исправить. Делала я это довольно таки оригинально, придумывала хороший конец для плохой истории.

Бьёт сосед дядя Гена свою жену тётю Таню, кричит на неё, а я лежу за стеной и слышу, как плачет тётя Таня, и придумываю историю, что дядя Гена перестал пить эту плохую водку, носит тётю Таню по двору на руках, и плачет она, только уже от счастья.

С тем и засыпала.

Мавридика д.

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x