Разочаровалась в нем, потому что увидела с женой

Сейчас вспоминаю, смеюсь, а тогда плакала. Началась моя небольшая история любви в 90-х годах. Мне было двадцать пять лет; гражданский брак – в прошлом, в настоящем – работа в лаборатории за низкую зарплату, которую не платили, в будущем – радужные мечты о любви и финансовом благополучии.

Наше предприятие работало с морепродуктами. Но поскольку время было экономически очень тяжелое, то мы еле-еле сводили концы с концами. Коллектив держался просто потому, что идти некуда было: везде то же самое.

Своими просьбами о зарплате мы уже настолько достали наше руководство, что ни директор, ни его зам почти не появлялись на работе днем. Ходили слухи, что украдкой приходят вечером. А потом и вовсе наше предприятие выставили на продажу, в общем, банкроты мы полные.

Я уже собирала вещички, в надежде, что уволюсь и найду новую работу. Как вдруг в приоткрытую дверь увидела трех незнакомых мужчин, прошедших по коридору, — они зашли в бухгалтерию. Минут через десять эта же делегация заглянула к нам. Поздоровались.

Мужчины бесцеремонно оглядели кабинет, взглянули на небогатую обстановку и наши приборы. Один из мужчин особенно выделялся: было ему лет тридцать восемь, волосы темно-русые, аккуратно подстрижены. Роста был невысокого, но держался очень уверенно.

— А вы кто будете? – осмелилась спросить моя начальница.

— А я разве не сказал, — удивился невысокий мужчина, — смотрим ваше предприятие, — оно ведь теперь продается.

Моя начальница сразу подскочила с места: — Ой, так вы покупатели! – И она, сложив две ладони у груди, молитвенно попросила: — Пожалуйста, купите нас! Надеюсь, с вами нам будет лучше.

Невысокий мужчина молча посмотрел на нее, ничего не сказал, повернулся и вышел вместе со своей командой.

А через неделю мы узнали, что нас, в самом деле, купили в прямом смысле этого слова, т.е. предприятие наше, ну и работники остаются те же. Никого увольнять Эдуард Константинович – наш новый директор — не стал, даже еще работников нанял. Выплатил нам все долги по зарплате, но и спрашивать стал строже.

Но меня суровость нового директора совсем не пугала. После той первой встречи, когда он зашел к нам в кабинет, я только и думала о нем. Влюбилась, как мне казалось, на всю жизнь. Начальница моя Ирина Ивановна заметила, что со мной творится неладное и вскоре вычислила, на какой почве у меня рассеянность.

— Даже не думай, — говорила она, — женат, и очень крепко.

Но меня брачные узы моего директора не останавливали: я влюбилась в него как девчонка. Старалась встретиться с ним в коридоре (как бы случайно). Шла ему навстречу и мило улыбалась.

Мне показалось, что и он стал замечать меня и обращать внимание: взгляд его потеплел, появился интерес в глазах. Я уже думала о том, что скоро он выйдет на контакт со мной. А пока довольствовалась тем, что встречала его на работе и думала о нем почти двадцать четыре часа в сутки.

— Зачем тебе эта головная боль? – спрашивала меня Ирина Ивановна – начальник лаборатории. – Ты молодая, свободная, ищи себе парня для жизни.

— А я разве не живу? Я каждое утро просыпаюсь с улыбкой, потому что знаю, что пойду на работу и увижу его.

— Ты хочешь, чтобы он и тебя купил, как наше предприятие?

— Ну, зачем так грубо? – обижалась я. – Я его не за деньги полюбила, а за… — и тут я спотыкалась на слове. А, в самом деле, за что я его полюбила? За внешность, за голубые глаза? Да, внешне мне он очень нравился, голос его – негромкий, но какой-то повелевающий, заставляющий беспрекословно слушаться, тоже очень нравился. А еще я ценила в нем уверенность, с которой он руководил нами.

— Это же не мужчина! Это бомба! – восхищалась я.

Всю свою небольшую зарплату я тратила на наряды, прически и косметику, — и все это ради него, лишь бы ему понравиться.

Однажды случайно узнала от секретаря, что наш Эдуард Константинович идет в пятницу вечером в театр. Городок у нас небольшой, поэтому я бегом в кассу театра, покупаю билет и уже мечтаю, как я его там встречу.

— Сумасшедшая, — говорила мне начальница, — он ведь с женой придет.

— Ну и что, зато я его еще раз увижу, и он на меня посмотрит: я буду в сногсшибательном платье. А то он меня только на работе видит, в вечернем наряде еще не видел.

В тот день я отпросилась с работы пораньше, чтобы привести себя в порядок. В театр приехала за час до начала спектакля и прогуливалась в фойе, поглядывая на входную дверь.

Объект моих мечтаний появился минут за десять до начала спектакля. Уже было полно народу, и он сквозь толпу не заметил меня. Зато я заметила, что рядом с ним была невысокая женщина. Она вальяжно прошла под руку с Эдуардом Константиновичем. Он услужливо помог ей снять норковую шубку. Женщина цепким взглядом посмотрела куда-то вдаль сквозь толпу.

Я протиснулась ближе, мне было все равно, что он с женой, я хотела его увидеть. И уже когда была буквально в шаге от него, как вдруг услышала резкий, дребезжащий голос его спутницы:

— Я сказала, что завтра дома будем, значит дома, и это не обсуждается, — сказала она мужу.

Я замерла на месте, наверное, так и стояла бы, но людской поток заставил меня двигаться к двери. На сцене что-то происходило, а я не понимала. Я думала о том, что с моим директором, таким сильным и уверенным, рядом была настоящая мегера. И он ее слушался. Образ моего сильного руководителя померк, как эти лампочки в зале.

В понедельник я пошла на работу без настроения, мне вообще не хотелось туда идти. Моя начальница Ирина Ивановна не заметила тоскливого выражения моего лица, и сразу сообщила мне новость: — На самом деле деньги, за которые купил наше предприятие новый директор, не ему принадлежат, а его тестю. Вот тесть у него действительно богатый.

«Во как! – подумала я. – Поэтому его мегера и ведет себя так нагло, знает, что папенька всегда прикроет».

О том, что Эдуард Константинович, еще вчера мною обожаемый, женился на богатой наследнице, мне не хотелось думать.

— Ну, а что ты так расстраиваешься, — спросила меня Ирина Ивановна, — ты же знала, что он женат, ты же согласна была на место любовницы.

— А теперь не хочу, — сказала я, — разочарована полностью: прошла любовь, завяли помидоры.

_________________

Все это закончилось тем, что я уволилась. Но не из-за директора, — я его к тому времени разлюбила. Просто нашлась работа интереснее и с зарплатой получше. На новом предприятии встретила своего будущего мужа – моего ровесника. Живем хорошо, хоть и трудности случаются. Свою любовь к директору, который был в полной зависимости от жены, вспоминаю со смехом и думаю: «Хорошо, что Бог отвел от той нелепой связи с ним, иначе, неизвестно, как жизнь сложилась бы».