Рассказ невестки: история одного семейного отката

Я, видите ли, крохоборка.

У мужа под носом маячит наследство. За моей спиной он договорился, что откажется. Ведь сестре с ребенком квартира нужнее. Да и у брата своего жилья нет. Это же мы бохатые — у нас целая квартира в целую ипотеку. Что нам ежемесячные платежи? Тьфу, раз плюнуть!

При нашем совокупном доходе в 60 тысяч отдавать 30 банку — копейки же, и так проживем.

Планы на трехкомнатную квартиру у родни мужа были Наполеоновские. Сестре — однушку, братцу — денежки на первый взнос, там жена хочет двухкомнатную, не желает царица в однокомнатных хоромах жить, не по статусу. А мой муж — по бороде. Вроде — раз самый старший, то и должен младшим брату и сестре.

Не тут-то было. Пришла злая и я и все переиначила. Мужу прямым текстом сказала — пойдет к маме жить, если от своей доли откажется. Ну и что, что у нас есть квартира? Там, в семьях его брата и сестры, доход еще поболее чем у нас будет.

Просто привыкли на широкую ногу жить — суши-роллы, рестораны-заграницы. А лучше бы на квартиры себе копили. Нет, не мое это дело, разумеется. Но и наша квартира ипотечная — не их ума дело! А то повадились — «У вас же есть где жить, мы тоже хотим!».

Муж, мотивированный любящей его и денежки (а кто их не любит?) супругой, пришел к маме и сказал:

— Мама, батину квартиру будем продавать, деньги на три части делить. Что брат с сестрой купят — там пусть и живут. Решать свои проблемы за мой счет я не позволю!

Долго учил, даже перед зеркалом репетировал. Добрый у меня муж, безотказный. Вот и ездят на его хребте все, кому не лень. Ладно я — я его люблю. А эти «чайки», звонящие только в дни зарплаты и аванса — они-то зачем нужны?

Маман вызвала скорую. Сердце прихватило. Театрально, с «Приведите мне нотариуса!» и «Я тебя не таким воспитывала!» Сердце сразу прошло, как муж напомнил ей о своей доле в ее квартире (по приватизации которая).

Брат с сестрой на мамочку все давно переписали. А я мужу не разрешаю. Держу эту долю про запас, как рычаг давления. Не волнуйтесь, продавать эту долю или разменивать свекрушину квартиру никто не собирается. Но, как говорится, запас карман не тянет.

Зная, откуда ноги растут, явилась ко мне делегация на поклон. Впервые меня назвали Сонечкой (а вам слабо: из твари до Сонечки за неделю?), принесли мне печеньки. И даже слова не сказали о том, что я — пиявка и приживалка. Прогресс налицо. Все-таки как удивительно меняются люди, когда им что-то от тебя нужно.

— Сонечка, лапочка. Ну ты же понимаешь, как тяжело живется моим детям. Я не говорю про твоего мужа — ему повезло, что он встретил тебя. Но подумай о племяннике! Неужели, его родители так и будут жить со мной. И…

— Мой муж не откажется от своей доли. Благодаря ей, мы частично досрочно погасим ипотеку. Это — последнее слово. — я перебила сочащуюся патокой свекровь и улыбнулась.

— Ну ты, невестушка, и крохоборка! (Далее последовала непереводимая на русский язык игра нецензурных слов.)

Хрена себе — крохоборка. Ладно, речь бы шла о пяти рублях. А тут — почти миллион на кону. Кто, в здравом уме, отдаст миллион этим «нуждающимся» на жилье?

Закончилась тирада матери мужа обвинениями в том, что я обворовываю ребенка, ее ненаглядного внука от доченьки. Мой сын, кстати, в тот вечер дома был. Так любящая бабушка даже не подумала заглянуть к нему в комнату и поздороваться.

А вот любимого внука я обворовываю. Тем, что ратую за то, чтобы мой муж получил причитающееся ему по закону наследство.

Странные люди, честное слово. Мне даже откат предложили. Представляете? Все просто: я уговариваю мужа отказаться от доли в наследстве в пользу сестрички, а мне за это свекровь сто тысяч. Потом, после отказа.

С волками жить — по волчьи выть. Я свекрови на ушко шепнула, что подумаю. Подумала, позвонила, согласилась на этот откат. Но — деньги вперед. Что мне, сто тысяч лишние?

Вот у нуждающихся людей есть сто штук. У них, бедолаг, перебивающихся с хлеба на воду (они так моему мужу задвигают) есть, а у меня — нет. Вернее — не было. Теперь есть.

Откат я брала без свидетелей. А потом сделала морду кирпичом — ничего не знаю, ничего не ведаю.

— И в кого только гадина такая? — плюется в меня свекровь.

Как в кого? В Вас, мама! Наученная своим 9-летним браком и 12-летним знакомством с Вами!

А ведь когда-то я была наивной 19-летней девушкой, с улыбкой заглядывающей в рот свекрови. Я заплетала косы золовке, спешащей на первое свидание и помогала с алгеброй деверю-десятикласснику.

В ответ я тогда получила: «Не видать вам моего материнского благословения, пока нет у меня шубы!» и жвачку в волосы от золовушки. Спасибо, родственнички. Именно вы научили меня, что добра вы не цените. Спасибо.